Телефон

8 863 88 21-2-05

График работы:

Пн.-Пт. 8.00 - 17.12

Сб. 8.00 - 17.00

Адрес:

346200, Ростовская область,Кашарский район,
с. Кашары, ул. Ленина, 57

Василий Филиппович Лукаш родился в 1922 году в Кашарском районе Ростовской области. В предвоенные годы работал на маслозаводе в Селивановке, откуда в мае 1941 года был призван в Армию.

Войну встретил 22 июня 1941 года на западной границе в районе Тернополя, Затем участвовал в обороне Одессы, был снайпером, метким огнем уничтожал фашистов. За годы войны истребил 291 гитлеровского солдата и офицера.

В.Ф. Лукаш участвовал в боях в освобожденном Севастополе, под Сталинградом, а с ноября 1942 года в составе 248-й стрелковой дивизии прошел боевой путь от Астрахани через Ростов, Николаев, Одессу, Кишинев до Ковеля, где в декабре 1944 года был тяжело ранен.

Из госпиталя выписался инвалидом в июле 1945 года. Но, несмотря на это, сразу же включился в трудовую деятельность. Вначале работал управляющим фермой в совхозе «Родина» Кашарского района. Затем, после окончания Новочеркасской средней сельскохозяйственной школы, в течение четырнадцати лет возглавлял совхоз «Стычной» Константиновского района, четыре года был директором совхоза «Каменнобродский» Аксайского района. С 1975 года - председатель межрайонного механизированного отряда по борьбе с вредителями и болезнями сельскохозяйственный растений производственного объединения «Облсельхозхимия».

За воинскую доблесть и трудовое отличие В.Ф. Лукаш награжден орденами Красного Знамени, Трудового Красного Знамени, «Знак почета», двумя медалями «За отвагу». Ему присвоено звание «Почетный гражданин ст. Мечетинской».

Мы беседуем с Василием Филипповичем, и незабываемый февраль сорок третьего года оживает в его памяти.

Овеваемые морозным ветром, шли бойцы, и командиры 899-го стрелкового полка по заснеженному полю. Позади - освобожденный Батайск, впереди - Ростов, окутанный огненным заревом и дымом пожарищ.

Все с полной выкладкой, готовые к бою. Василий слышал тяжелое дыхание идущего рядом Ивана Бабкина. У него, как и у Василия,снайперская винтовка с оптическим прицелом, пара гранат, запас патронов, которые носил и в патронташе, и в сумке, и в карманах шинели.

Второй раз приходилось Василию Лукашу участвовать в боях за освобождение Ростова. В ноябре сорок первого, не выздоровев еще совсем после тяжелой контузии, он вместе с бойцами 347-й стрелковой дивизии штурмовал Ростов со стороны Зеленого острова. Несколько раз они тогда бросались в атаку, но вынуждены были отходить назад под ураганным огнем противника. Лишь на рассвете 29 ноября 1941 года в стремительном рывке им удалось форсировать Дон.

Теперь же, в февральскую стужу сорок третьего, снова предстояли бои за Ростов.

Перед самой рекой бойцы перестроились в боевой порядок.

- Иван, смотри не мешкай на льду, старайся как можно быстрее
преодолеть Дон,- напутствовал друга Василий Лукаш.- Нам бы только
зацепиться за правый берег, а там...

Лукаш не договорил. Прозвучала команда «Вперед!», и солдатская цепь вначале ускоренным шагом, затем бегом выскочила на лед.

Бежать было трудно: лицо обжигал ледяной ветер, ноги скользили на припорошенном снегом льду, вокруг чернели полыньи от разрывов снарядов.

Василий добежал уже до середины реки, как в небе ярко вспыхнули одна за другой несколько ракет. Бросился плашмя на лед. Рядом разорвался снаряд, За ним другой, третий. Раздались стоны и крики.

- Вперед, ура! - громко и раскатисто прокричал командир роты.
-Ура! - многоголосно закричали бойцы.

Ничто уже не могло остановить атакующих солдат: ни артиллерийский и минометный огонь, ни свинцовые струи автоматных и пулеметных очередей.

Вскоре вся рота сосредоточилась у обрывистого берега. Быстро сориентировавшись и оценив обстановку, командир роты старший лейтенант Борис Федотов приказал атаковать гитлеровцев, обороняющих железнодорожную товарную станцию Верхне-Гниловская. Все железнодорожные пути забиты товарными составами и сцепленными паровозами - их было около двух десятков, оттуда гитлеровцы вели ожесточенный огонь.

Растянувшись цепью, рота охватывала станцию полукольцом. Карабкаясь по обрывистому склону, солдаты приблизились к началу станционных путей.

Когда рота заняла боевой порядок, прозвучала команда старшего лейтенанта Федотова:

- В атаку, вперед, ура!

Учащенно загремели выстрелы. Вот он, решительный момент в жизни солдата. Сколько раз приходилось Василию Лукашу ходить в атаку, и всякий раз этот миг переживал он заново. Как трудно, неимоверно трудно оторвать от земли свое тело, когда в воздухе, словно рой пчел, жужжат пули и осколки снарядов и мин.

Василий, словно пружина, сжался в комок, подавляя в себе леденящее чувство опасности, затем стремительно, одним рывком бросился на полотно железной дороги. Он бежал, стреляя на ходу, перепрыгивал через вражеские трупы и неистово, что есть силы, кричал «ура!».

Вначале были уничтожены гитлеровцы, засевшие в вагонах на первом пути, затем их выбили со второго пути, где стояла сцепка паровозов, потом из железнодорожных составов на третьем и четвертом путях.

Овладев станцией, вагонным депо и кирпичным зданием крупорушки, рота у Амбулаторной улицы уткнулась в подножье крутого склона, на котором ютились небольшие домики. Поверху проходила портовая улица, которую гитлеровцы подготовили к обороне, создав сеть опорных пунктов и заграждений.

Преодолеть с ходу этот рубеж наши бойцы не смогли. Начались тяжелые шестидневные бои за каждый дом, за каждый квартал.

По приказу командира роты снайперы Василий Лукаш и Иван Бабкин заняли позиции на самом высоком здании станции Верхне-Гниловской, на чердаке депо. Обзор местности и вражеских позиций с него был хороший, а оптический тридцатикратный прицел снайперской винтовки позволял выискивать гитлеровцев в самых замаскированных местах.

- Ну, что, Иван, давай поохотимся за фрицами, пусть помнят, что на нашей земле нет им, извергам, места, пусть горит она у них под ногами,-говорил другу Василий Лукаш.

Вначале Лукаш поймал на мушку оптического прицела гитлеровского автоматчика. Тот на миг высунул голову в окно дома, из которого вел огонь, и тут же прозвучал выстрел. Труп гитлеровца так и остался на подоконнике.

Вскоре уничтожил гитлеровского солдата и Иван Бабкин. Он подстерег фашиста, когда тот переползал из окопа в окоп.

Попал в поле зрения Василия Лукаша и немецкий пулеметчик. Много бед причинил гитлеровец советским воинам. Он держал под обстрелом склон высоты и ледяную поверхность Дона, уничтожал каждого, кто попадал под его огонь.

Лукашу удалось обнаружить окоп с высоким бруствером и амбразурой, покрытой с верху козырьком. Когда гитлеровец вел огонь, то в амбразуре появлялись струйки дыма. Прекращалась стрельба - и исчезал дымок.

Лукаш до боли в глазах следил в оптический прицел за амбразурой. Он надеялся, что гитлеровец обнаружит себя. Так оно и случилось. Выстрел прозвучал в тот момент, когда голова гитлеровского солдата четко вырисовалась в черном проеме амбразуры. Пулемет больше не стрелял.

Двое суток под прицельным снайперским огнем держали гитлеровцев Василий Лукаш и Иван Бабкин. А потом по приказу командира полка подполковника Жукова их перевели в новый район. На этот раз местом их огневой позиции стал один из четырех бараков, расположенных вдоль Амбулаторной улицы.

С чердака они вели огонь по району, прилегающему к роднику Гремучка и шиферному заводу. Немало гитлеровских солдат и офицеров нашли свою могилу на южной окраине Ростова от метких выстрелов наших снайперов.

И вот настал час, когда советские воины, сломив сопротивление врага, двинулись вперед. Ведя уличные бои, они преодолели Портовую улицу, вышли к дому-гиганту на Темернике, к железнодорожной больнице

Утром 14 февраля по Буденовскому проспекту шла колонна солдат во главе с командиром роты старшим лейтенантом Федотовым. Бойцы были запыленные, усталые, но глаза их светились счастливым блеском.

На проспекте царило большое оживление. Прятавшиеся в подвалах и землянках жители вышли на улицу. Исхудалые, изможденные лица людей были полны радостных улыбок и счастливых слез. Ростовчане восторженно встречали советских воинов, приветствовали своих освободителей.

Рота миновала рабочий городок, разрушено здание РИИЖТа, по деревянному мосту пересекла Темерничку. Здесь, на Каменке, сделали привал.

Впервые за шесть дней и ночей рота собралась вместе. Солдаты умылись, побрились, привели себя в порядок. Послышались шутки, смех.

- Старшина, выдать по сто граммов и накормить досыта,- приказал
командир роты.

Загремели котелки и ложки, фляги и кружки.

Командир роты поздравил солдат с освобождением Ростова от ненавистного врага, помянул добрым словом тех, кто пал в боях за столиг Дона.

- А еще я хочу поздравить нашего боевого товарища Василия
Лукаша с днем рождения. Сегодня, 14 февраля, ему исполняется двадцать
один год,- сообщил Федотов.- В боях за Ростов он довел свой личный сче
уничтоженных гитлеровцев до 276. Пусть и в дальнейшем твоя рука,
Василий, будет крепкой, а глаз зорким. Метко бей фрицев до тех пор, пок
на земле не восторжествует мир.

Вскоре раздалась команда: «Становись!». Роты и полки 248-й стрелковой дивизии шли на запад.

До Победы оставалось еще больше двух лет.

В. Александров, полковник запаса.

«Слава труду», 1982, 7 августа.

Яндекс.Метрика