Телефон

8 863 88 21-2-05

График работы:

Пн.-Пт. 8.00 - 17.12

Сб. 8.00 - 17.00

Адрес:

346200, Ростовская область,Кашарский район,
с. Кашары, ул. Ленина, 57

19 декабря 1942 года начались бои за освобождение нашего района от немецко-фашистских захватчиков. 21 декабря были освобождены Кашары, а 24 декабря – весь район. Об этом рассказывает в своих воспоминаниях свидетель и участник тех событий, ветеран войны и труда Николай Александрович Канцуров, проживающий в поселке Дибровом.

Подходил к концу 1942 год. Тяжелым он был для советских людей. Жили и держались надеждой и верой, что наши вот-вот погонят врага назад. А пока проводы на фронт, эвакуация, воздушные налеты, бомбежки пожары и смерть. И узкие полоски бумаги с отпечатанным на машинке страшным извещением – похоронки. Редко какой двор миновали они…

Все для фронта – все для победы! Этим жили, этому подчиняли всё в городах и селах, в ближнем и глубоком тылу.

В июне 1942 года наш Кашарский район оккупировали немецкие и итальянские войска. Настали поистине черные дни. Наводился «новый порядок». Разграблены колхозы и совхозы, МТС. «Победители» шарили в домах и сараях, копались в сундуках.

Фронт был недалеко, всего в 100 километрах от Кашар. Передовая проходила по берегам Дона у станицы Вешенской. Позиции там удерживала 197 стрелковая дивизия под командованием комбрига М.И. Запорожченко. Туда она прибыла недавно, совершив 200-километровый марш со станции Филоново Воронежская область) и заняв оборонительные рубежи по линии Еланская – Вешенская – Мигулинская.

Гитлеровцы стремились к прыжку через Дон. Они бомбили боевые порядки, хутора и станицы прифронтовой зоны. Горели дома и курени, гибли мирные жители. Осколком фашистской бомбы была убита во дворе своего дома Анастасия Даниловна – мать Михаила Александровича Шолохова.

С той и другой стороны разведка, перебравшись скрытно через Дон, часто пыталась проникнуть на позиции противника, добыть сведения. Разведроте лейтенанта Л.Г. Маринина приходилось нередко сталкиваться и вступать в стычки с немецкими разведчиками.

В августе 1942 года майор Мизев, командовавший полком в районе Вешенской, отдал приказ провести разведку боем. На рассвете взводы Амбалова и Тарасова на лодках переправились на базковский берег. Вскоре враг обнаружил их, завязался бой. Немцы теснили разведчиков к воде. Положение становилось критическим.

- Что ты предлагаешь? – спросил командир полка.

- Мы переправимся через Дон напротив леса, войдем в хутор и поднимем там стрельбу, посеем панику. Немцы посчитают, что им зашли в тыл, и повернут назад. Только нужны автоматчики.

Замысел удался. Боевая группа гитлеровцев была уничтожена, разведчики, и их избавители вернулись на свой берег с «языком». Отличившиеся в бою Чернявский, Косарев, Михайловский, Есипов и Буковский были представлены к наградам. Саша Чернявский получил орден Красного Знамени.

В районе станицы Еланской вел подготовку средств переправы саперный батальон, которым командовал капитан Николай Матвеевич Грибачев, впоследствии известный поэт, прозаик и публицист, редактор журнала «Советский Союз». События тех дней он описал в повести «Белый ангел в поле» и других произведениях.

20 августа 1942 в часа ночи два стрелковых полка, в том числе и полк майора Мизева, форсировали Дон, разгромили противостоящие им части 53 и 54 итальянских дивизий и захватили плацдарм на правобережье. Были освобождены придонские хутора Рубежанский, Плешаков, Нижне-Кривской. Тогда погибли в боях, проявив храбрость и солдатскую стойкость Бузуков, Боев, Зинченко, Твердохлебов.

На этих рубежах фронт и закрепился до ноября 1942 года.

В начале ноября в командование 3 гвардейской вступил генерал-лейтенант Дмитрий Иванович Лелюшенко. Начинались последние приготовления к решительному наступлению под Сталинградом, частью которого было и наступление на данном участке фронта.

18 ноября командиры и политработники провели в подразделениях короткие беседы, зачитали обращение военного совета. Мы выполнили приказ Родины, говорилось в нем, не пропустили врага за Дон, теперь приказ Родины – вперед!

Ставилась задача – прорвать оборону противника на участке Боковская – Краснокутская и развить наступление в направлении Верхне-Чирский, Нижне-Астахов, Кашары.

Утро 19 ноября 1942 года началось вроде бы обычно. Над позициями противника в сумерках то тут, то там взлетали осветительные ракеты – дозоры не дремали, были на чеку. С нашей же стороны все были готовы к броску вперед. Однако внешне все было спокойно и незаметно для вражеских наблюдателей.

Но вот часовая стрелка приблизилась к цифре «7», а минутная к цифре «12». Одновременно по всему фронту «заговорила» наша артиллерия, ударили огневыми сполохами «катюши». Два часа продолжалась артподготовка. Вражеские позиции заволокло дымом, сквозь которые изредка пробивались огни пожаров. Сразу, как только стих этот шквал, вперед двинулись танки и пехота.

Дивизии Запорожченко была поставлена задача – окружить и уничтожить Кружилинскую группировку, довольно крупную с хорошо укрепленной обороной. И цель была достигнута. Наши войска, нанеся большой урон 11 румынской дивизии, вышла на рубеж хутора Рыбный и Нижне-Поликарповский.

Наступление развивалось, хотя противник сопротивлялся ожесточенно, не отдавая без боя ни одной позиции. В те дни отличились секретарь комсомольского бюро полка Г.Л. Яновский, комсомолец Дубенцов, разведчики Швец, Пабакин, Михайловский. Они уничтожили пулеметную точку и пленили полсотни румын.

Подразделения дивизии нанесли удар в направлении хуторов Грушкин, Кружилин, где соединились с частями 14 гвардейской стрелковой дивизии.

Кружилинская группировка противника была окружена, и начиналась операция по ее уничтожению. В середине декабря, получив подкрепление, наши войска вновь активизировали свои действия. 17 декабря были освобождены хутора Токин, Чукарин, Крамсков. Отступая, фашисты разрушали и сжигали дома, постройки. Бои носили ожесточенный характер. После ликвидации Кружилинской группировки степь была усеяна трупами немецких и румынских солдат и офицеров.

Продвигаясь вперед. Отдельная разведрота 58 гвардейского полка при поддержке 1 роты гвардейского мехкорпуса, завязали бои на плоскогорье между Каргинской и Каменкой. Фашисты несли большие потери, но не уступали ни пяди захваченной земли. Танки с трудом открывали бреши в немецкой обороне. Хорошо действовали разведчики – десантники во взаимодействии с танкистами. Вдоль дороги на всем ее протяжении валялись в снегу трупы немцев, итальянцев и румын, разбитая техника, пушки повозки.

Под Каменкой был короткий и жестокий бой. 183 гвардейский стрелковый полк под командованием Андрющенко смял сопротивление противника и вошел в село. Сбоку дороги валялись горы ящиков со снарядами, минами и патронами.

Дальше противник отходил без особого боя, стремясь за ночь оторваться от наших наступающих подразделений.

Перед Поповкой дорога была сплошь забита брошенной военной техникой. Бойцам пришлось растаскивать ее по сторонам, чтобы расчистить путь.

Новый узел сопротивления гитлеровцы формировали в Кашарах, где как стало позже известно, размещался штаб армии. Решено было разведать численность и размещение частей, занявших там оборону. Командир роты Маринин получил приказ взять «языка», который бы дал необходимые сведения. В группу захвата, которую возглавил Андрей Шаша, вошли разведчики Шаповалов, Еськов, Косарев. На рассвете они вернулись из-под Кашар с пленником, который и рассказал, что там размещается штаб немецкой армии, а подступы к слободе надежно укреплены и обороняются боеспособными частями. Взять Кашары лобовой атакой будет очень трудно, это приведет неизбежно к большим потерям.

Тогда командир дивизии Запорожченко дал приказ 176 183 гвардейским стрелковым полкам обойти Кашары справа по горе и слева по степи. Заметив обходный маневр, гитлеровцы поспешно оставили село и начали отступление в сторону Криворожья и Миллерово.

21 декабря 1942 года на исходе ночи передовые подразделения 179 гвардейского полка вступили в Кашары. Улицы были безлюдны, в хатах ни огонька, жители затаились, ожидая боя. Многие семьи, а это были дети и женщины, прятались в погребах.

В боях на пути к Кашарам отличились комсорг Ляховенко, связистка 12 артполка, наша землячка Агрипина Васильевна Остапущенко (Слабченко), Титарев, Лебедев, капитан Попов, санинструктор разведроты Анна Стефановна Безручко.

Тесня противника в упорных боях, подразделения дивизии генерала Запорожченко вышли на рубеж Криворожье – Ефремово-Степановка. Это две большие слободы, расположенные одна от другой в 30 километрах по течению реки Калитвы.

Вместе с разведчиками уходил все дальше и дальше от родного дома и я, в то время шестнадцатилетний паренек. Начиналась моя долгая фронтовая дорога.

Заканчивая свои воспоминания, хочу привести стихи Николая Матвеевича Грибачева, в которых он точно передал настроение фронтовика, его раздумья перед боем:

Ночь освещает

подбитые танки.

В небе какой-то

шатается ас.

Тихо зачитан приказ

об атаке.

Краткий. Сухой.

беспощадный приказ.

Снова вести под огонь

пулеметный

Чьих-то мужей, и отцов,

и сынов.

Кто из них вскоре

растянется мертвым,

В мокрой траве

засыпая без снов?

Кто из них будет безногим,

безруким,

После сраженья, пройдя до конца?..

А до конца поля сражения были тысячи и тысячи километров. И ждали там впереди еще невиданные испытания и потери. Но нас укрепляла и придавала нам сил уверенность, что за нашими плечами была свободная и родная земля.

Н.Канцуров

«Слава труду», 1989, 21, 23 декабря.

Яндекс.Метрика