Телефон

8 863 88 21-2-05

График работы:

Пн.-Пт. 8.00 - 17.12

Сб. 8.00 - 17.00

Адрес:

346200, Ростовская область,Кашарский район,
с. Кашары, ул. Ленина, 57

Главы из книги из­данной московским издательством «Вагриус» в 2001 г. И.М.Капитанца «Война на море», содержащей систематизи­рованное рассмотрение актуальных проблем развития во­енно-морской науки. В данной работе проведен глубокий научный анализ роли и задач Военно-Морского Флота в си­стеме Вооруженных Сил России, его состояния и приори­тетных путей сбалансированного развития.

Приводим фрагменты его исследования.

ВОЙНЫ ЯДЕРНОГО ПЕРИОДА

«Холодная война» (1946—1991 гг.) по факторам сдер­живания относится к ядерному периоду, так как в ее основе лежало применение ракетно-ядерного оружия. Анализируя опыт войн, военных и вооруженных конфликтов, имевших место после 1945 года, можно обнаружить смену законо­мерности в развитии вооружений, которая была вызвана «холодной войной». Борьба двух мировых систем заменила эволюционный процесс развития вооружений на скачкооб­разное их обновление. Началась гонка вооружений.

Одновременно можно отметить постоянное сокращение сроков жизни каждого очередного поколения и вооруже­ний, и военной техники —- вплоть до снятия его вообще с вооружения. Возникло вполне естественное противоречие между сокращением сроков жизни и увеличением сроков создания новых образцов вооружений и военной техники.

Гонка вооружений, навязанная США Советскому Союзу и странам Варшавского договора, была вызвана необходи­мостью разрушить укоренившиеся представления о войне предыдущего четвертого поколения, о формах и способах ее ведения.

В начале «холодной войны» США планировали ядерную войну против СССР, но, когда их территория стала досягае­мой для баллистических ядерных ракет Советского Союза, политику «с позиции силы» и стратегию «массированного возмездия» пришлось заменить на военную стратегию «гиб­кого реагирования», которая предусматривала ведение войн без применения и с применением ядерного оружия. В 1980 году, с достижением Советским Союзом ядерного паритета, США приняли стратегию «компенсирующего противодей­ствия», заключавшуюся в сохранении равновесия с СССР в стратегической области. Мировой океан стал сферой про­тивостояния двух флотов. Океанский флот Советского Со­юза находился во всех горячих точках стратегических райо­нов Мирового океана: Средиземном море, Северо-Восточ­ной Атлантике, Персидском заливе, Индийском и Тихом оке­анах, удерживая политическую стабильность в этих зонах.

Боевая служба ВМФ СССР стала основной формой дей­ствия сил флота в мирное время.

Основными формами и способами ведения «холодной войны» было жестокое противостояние войск и сил флота на Европейском, Азиатском и Африканском континентах и в Мировом океане. Это противостояние носило глобальный характер, что и определило предполагаемый размах буду­щей войны.

Основными формами ведения всеобщей ядерной войны планировались удары стратегическим ядерным оружием по основным военно-промышленным, политическим центрам и позициям носителей ядерного оружия в стратегической опе­рации стратегических ядерных сил (СЯС). На континенталь­ных театрах — стратегическая операция на ТВД с участием всех видов вооруженных сил. Военно-морской флот дол­жен был проводить стратегическую операцию на океанс­ком ТВА при ведущей роли флота, а также операции флотов и морские операции. Это было новым в военном искусстве по сравнению с Великой Отечественной войной.

В ходе гонки вооружений в короткие сроки сменилось несколько поколений ракет различного назначения, классов кораблей и типов самолетов, появились надводное и под­водное информационные поля, выросла роль информации в управлении силами. Разработка перспективных высоко­точных систем оружия, которую вели экономически благо­получные развитые страны, показывала, что следует ожидать не только качественного военно-технического и стратеги­ческого превосходства, но и появления новых форм и спо­собов ведения войны. Создавались не просто совершенно новые виды оружия, а целые боевые системы, способные выполнить объем тех задач, которые ранее возлагались в основном на живую силу и ее оружие.

Например, в войне в Корее (1950—1953 гг.) было при­менено девять ранее неизвестных видов оружия. В войне во Вьетнаме (1964—1975 гг.) таких видов было уже 25. В войнах и конфликтах на Ближнем Востоке (1967, 1973, 1982, 1986 гг.) — около 30, а в войне в зоне Персидского залива (1991 г.) — свыше 100 видов оружия и боевых систем. Пос­ле Второй мировой войны сменились 4—5 поколений ра­кетного оружия, выросла его дальность, точность и поража­ющая возможность. Боевая мощь новейших видов вооруже­ния и военной техники непрерывно увеличивалась, а зна­чит, росла и стоимость вооруженных сил и войны в целом.

Однако следует особо отметить, что появление более совершенных видов оружия не вело к революции в военном деле, к изменению стратегии и оперативного искусства. Сама «холодная война» также не выходила за рамки безъядерного четвертого поколения, но в развитии вооружений она сделала очередной шаг к смене поколения войн. В «холодной войне» сочетались ядерное противостояние и ракетизация войск и сил флота. Научно-техническая революция последних 40—50 лет привела к созданию ракетно-ядерного оружия, ставшего в ходе холодной войны» базой войн пятого поколения. В августе 1945 года, в самом конце Второй мировой, атомной бомбардировке подверглись города Японии. К счастью, полномасштабной войны этого поколения не возникло, хотя она и планировалась во время «холодной войны».

Хотелось бы обратить внимание, что с началом ядерного этапа снизился интерес к обычному оружию, особенно оперативно-тактического назначения. Наступил длительный период застоя в развитии обычных и в еще большей степени высокоточных систем управления на большие дальности, способных эффективно поражать цели обычными боеприпасами. Для ядерного оружия высокой точности не требовалось. Однако силы флота при решении задачи «флот против флота» нуждались в высокоточных противокорабельных ракетах различной дальности. В СССР флот на вооружении имел различные типы крылатых ракет в зависимости от морского театра войны. В состав Балтийского и Черноморского флотов входили ракетные корабли и катера, вооруженные противокорабельными ракетами малой (60 км) и средней (150 км) дальности, а также береговые ракетные полки с ракетами, имеющими дальность 80—300 км. В составе Се­рого и Тихоокеанского флотов были атомные подводные лодки с крылатыми ракетами дальностью с 80—300 и 500 км, томные надводные крейсера с ракетами дальностью до 500 км, эскадренные миноносцы с крылатыми ракетами дальностью до 150 км, а также ракетные катера и береговые ракетные полки.

Состав авиации флотов включал полки и дивизии морской ракетоносной авиации, которые имели на вооружении различные противокорабельные ракеты с дальностью до 400—500 км. Выдача целеуказания осуществлялась от авиационной и космической систем — MPCЦ «Успех» (Ту-95 рц) и КА типа «Легенда». Правда, отсутствие глобального или регионального информационного поля не позволяло выдавать данные о противнике в реальном масштабе времени в любое время и в любой точке Мирового океана, что затрудняло использование сил в операции и бою. Таким образом, и на сухопутных театрах войны преобладали сухопутные войска с бронетехникой, ракетно-артиллерийские части с баллистическими ракетами с дальностью до 300 км, установ­ками залпового огня и фронтовой авиацией, то флот в войне на море силами общего назначения во взаимодействии с ВВС и ПВО готовился решать задачу «флот против флота», а морскими стратегическими ядерными силами совместно с РВСН и дальней авиацией — задачу «флот против берега».

Следует подчеркнуть, что во всех войнах доядерного периода главным объектом поражения непременно были вооруженные силы противоборствующих сторон, так как только после их разгрома, как правило на их же террито­рии, можно было разрушить экономику противника и до­биться политических целей.

Ввиду того что не хватало обычных средств массирован­ного воздействия одновременно по всей территории про­тивника, по его военным и гражданским объектам, для дос­тижения стратегических результатов в войне приходилось вести длительные наступательные операции оперативно-стратегического масштаба, главным образом многочислен­ными сухопутными группировками, и, как правило, лишь в ходе оккупации территории противника, ценой огромных потерь живой силы достигалась победа в войне.

Ракетно-ядерная война все резко меняет, и первооче­редными объектами поражения могут стать не только воо­руженные силы, но и практически вся территория и все на­селение воюющих сторон одновременно, а точнее — аре­ной военных действий в ракетно-ядерной войне становится вся планета Земля, ее океанские и морские акватории, воз­душно-космическое пространство. Ядерная война является аномальной в эволюционном процессе смены поколений войн, она не может привести к достижению стратегических и тем более политических целей. Именно длительное ядер­ное противостояние и породило в ходе «холодной войны», которая велась более 40 лет двумя противоположными ми­ровыми системами, новый тип войны — войну шестого по­коления.

После окончания «холодной войны» США и другие ядер­ные державы оказались в тупиковой ситуации, накопив в больших количествах ядерное оружие. США не допускают возможности удара даже одного ядерного боеприпаса по их территории со стороны любого ядерного государства, они хотят быть полностью уверенными, что ядерного удара по их территории со стороны возможного противника никогда не последует. Создать абсолютно непроницаемую американ­скую ПРО невозможно. Поэтому Соединенные Штаты вы­нуждены либо пойти на кардинальное ядерное разоруже­ние со втягиванием в этот процесс других ядерных стран, либо согласиться на существенное двустороннее сокраще­ние ядерных вооружений.

Тем не менее их стратегические ядерные силы если не нацелены, то, безусловно, ориентированы и на Россию, и на Китай, независимо от складывающихся с ними отношений. Аналогично и ядерные силы этих стран ориентированы на США.

Следует ожидать, что вплоть до создания эффективной системы военной безопасности всех стран, с учетом их гео­политического и особенно экономического положения, в первую очередь такие ядерные страны, как Россия и Китай, будут вынуждены продолжать делать ставку на свое ядерное оружие, а значит, не прекратят сопротивляться его сокра­щению и ликвидации до тех пор, пока не накопят запасы высокоточного оружия для войн шестого поколения.

Следует также ожидать, что, пока у России будет ядер­ное оружие, США встретят весьма настороженно ее попыт­ки объединить вокруг себя страны СНГ и другие государ­ства.

Итак, «холодная война» 1946—1991 годов проходила при ядерном сдерживании, в условиях угрозы развязывания ра­кетно-ядерной войны —- войны пятого поколения.

ВОЙНЫ ШЕСТОГО ПОКОЛЕНИЯ

К исходу XX века, несмотря на огромные достижения в различных областях науки и технологии, способствовавшие созданию новейших революционных видов и родов воору­жений и военной техники, военное предвидение в России оказалось неспособным обосновать характер войн нового поколения. Военная практика значительно обогнала воен­ную теорию, застывшую на уровне войн прошлого поколе­ния, о чем свидетельствует принятая в 1999 году военная доктрина России. В результате экономических достижений в ряде стран уже идет очередная военно-технологическая революция, позволяющая формировать новую материаль­но-техническую базу ведения войны в XXI веке, основу ко­торой составляют высокие наукоемкие технологии и инфор­мационные системы. При этом важнейшую роль играют мик­роэлектроника, оптоэлектроника, сенсорная техника, а так­же новые технологии производства и применения высоко­качественных материалов. Создаются не имеющие аналогов виды оружия, способные не только заменить старые, но и полностью изменить характер вооруженной борьбы и вой­ны в целом. Передовые технологии позволяют создать но­вые возможности для эффективного ведения вооруженной борьбы.

В войнах в зоне Персидского залива и в Югославии впер­вые изменился характер войны в целом, что и свидетель­ствует о произошедшей настоящей революции в военном деле. Высокоточные ракетные удары авиации и кораблей флота США по различным береговым объектам в ходе воен­ных конфликтов в Ираке, Югославии, Афганистане, Ливии продемонстрировали возможности высокоточного оружия; дали мощный толчок его развитию, что ведет к существен­ным изменениям форм и способов вооруженной борьбы и к появлению войны нового поколения. Несмотря на нали­чие ядерного оружия в ряде стран, ядерная и всеобщая обыч­ная война маловероятны. Высока вероятность вооруженных конфликтов и локальных войн на театрах военных действий с применением обычного и высокоточного оружия, при на­личии ядерного сдерживания.

Сейчас военная теория разрабатывает и исследует, а военная практика интенсивно проверяет концепции войн очередного шестого поколения, которое в корне отличается от предыдущих четвертого и пятого. В войнах шестого поко­ления решающая роль будет отводиться высокоточному обыч­ному ударному и оборонительному оружию, а не большому количеству сухопутных войск. Вся мощь агрессора будет направлена на безусловное поражение объектов экономи­ки противника путем нанесения мощных авиационных уда­ров и массированных ударов непилотируемого высокоточ­ного оружия различного базирования, в условиях глобаль­ного или регионального информационного противоборства.

Так, США и их союзники наносили удары высокоточным оружием по Ираку (1991 г.) в течение 35 суток и по Юго­славии — 78 суток.

Высокоточное оружие — это такой вид управляемого обычного оружия, вероятность поражения которым мало­размерных целей с первого пуска близка к единице, даже если цели находятся на межконтинентальных дальностях, в любых условиях обстановки. Боевые системы высокоточно­го оружия представляют собой органичное сочетание высо­коэффективных средств разведки, управления и доставки при наличии глобального или регионального информаци­онного поля, создаваемого, космическими и воздушными летательными аппаратами и обеспечивающего выдачу дан­ных о цели в реальном масштабе времени. Высокоточное оружие по эффективности поражения целей уже сейчас приближается к тактическому ядерному оружию. Массиро­ванное применение обычного высокоточного оружия по объектам экономики, военным объектам способно парали­зовать жизнедеятельность любого государства, а при разру­шении потенциально опасных объектов — вызвать экономи­ческие катастрофы регионального и планетарного масшта­ба.

Сейчас в ряде стран высокоточное оружие интенсивно разрабатывается, испытывается и накапливается в больших количествах.

Поскольку в войнах шестого поколения не предполага­ется громоздких наземных действий и использования живой силы в больших количествах, то скорее всего они не будут носить затяжного характера. Весь процесс вооруженной борьбы будет протекать компактно, скоротечно, в виде на­несения массированных ударов высокоточным оружием по военно-экономическим объектам, с широким применением средств радиоэлектронной борьбы. Но до тех пор, пока в ряде стран сохраняется и ядерное оружие, войны и даже военные конфликты нового поколения способны нести в себе угрозу перерастания их в ядерную войну.

Обычное высокоточное оружие в войнах и конфликтах будущего может нанести удары по ядерным силам и сред­ствам, а также по гражданским объектам атомной энергети­ки, что, в свою очередь, станет детонатором ядерной воины или ядерного поражения типа чернобыльского.

Никакие современные вооруженные силы государств и созданная ими для условий войны четвертого поколения оборона, никакое ядерное сдерживание не в состоянии обеспечить жизнедеятельность этих стран в условиях войны нового поколения. Потребуется практически заново решать проблемы не только обороны, но и адресной защиты важ­ных объектов экономики от прицельного избирательного воздействия по ним высокоточными средствами поражения по всей территории страны

Наиболее общие черты современных систем высо­коточного оружия, в том числе и морского базирова­ния

резкое увеличение дальности стрельбы — от дальности прямой видимости по межконтинентальной; широкая унификация оружия независимо от базиро­вания; исключение человека из процесса: разведка — целеу­казание — поражение, и увеличение эффективности поражения за счет высокоточной навигации и повышения мощи взрывчатого веще­ства головной боевой части; наличие информационного поля глобального и регио­нального уровней, обеспечивающего выдачу целеуказания и наведение высокоточного оружия в реальном масштабе времени по различным целям.

В США стратегические вооружения всегда были разде­лены на морской и воздушный компоненты. Носителями вы­сокоточного оружия являются авианосиы и тактическая авиа­ция на наземных базах США и НАТО в Европе и Азии, где размещены самолеты-носители атомные подводные лодки и ракетные надводные корабли с крылатыми ракетами с даль­ностью более 5000 км. Стоимость крылатой ракеты морско­го и воздушного базирования, применяемой по наземным объектам, оценивается примерно в один миллион долларов. На закупку этих ракет на 1999 год в бюджете выделялось 48,7 млрд. долларов, в 2000 году израсходовано уже 60 млрд. долларов. Интенсивные закупки высокоточных систем воо­ружений в США планируется вести до 2010 года Анализ воз­можностей Соединенных Штатов позволяет сделать вывод, что к этому времени они будут иметь такое количество вы­сокоточных непилотируемых средств поражения, которого окажется достаточно для проведения непрерывной страте­гической воздушно-космическо-морской ударной операции по адекватному противнику в течение 30 суток. Есть осно­вания полагать, что США одними из первых будут готовы вести войну нового поколения регионального масштаба уже на рубеже 2007—2010 годов.

Исходя из анализа военных конфликтов в Ираке (1991,1998 гг.) и Югославии (1999 г.), в которых применя­лось высокоточное оружие, военное руководство США взя­ло курс на обеспечение готовности вести войны шестого поколения. Подтверждением этого служит подготовленная в 1998 году Комитетом начальников штабов США «Единая пер-спектива-2010», которая включает все составляющие воо­руженной борьбы и дает четкую стратегическую концепцию ведения войны нового поколения.

Здесь ставка делается уже не на группировки живой силы, а на своеобразную боевую систему стратегического масш­таба, включающую достаточное количество высокоточных ударных и оборонительных систем. Высокоточное оружие, массированно и непрерывно воздействующее по государ­ственным объектам экономики, военным объектам и систе­мам управления противника, в кратчайшее время лишит его способности наносить ответные удары и организованно со­противляться.

Военно-политическое руководство государства, подготов­ленного к ведению войны нового поколения, впервые в ис­тории войн имеет возможность без непосредственного кон­такта с любым противником, где бы он ни находился, решать весь объем стратегических задач в интересах достижения стратегических и политических целей войны.

В рассматриваемой концепции США тесно взаимосвяза­ны всеобъемлющая оборона и защита. Они включают многоэшелонированную систему воздушно-космической (про­тивовоздушной, противокосмической, противоракетной) обороны всей системы государственной экономики, горо­дов и отдельных гражданских и военных объектов на терри­тории всех штатов США. Таким образом завершается пер­вый этап подготовки к ведению воздушно-космическо-морских войн.

Важным элементом концепции является всестороннее и непрерывное боевое информационное обеспечение воен­ных действий в течение заданного периода времени с ши­роким использованием воздушно-космических систем.

Существенным элементом концепции США является сие тема управления всеми видами и способами военных дей­ствий и информационного противоборства в условиях ра­диоэлектронной борьбы. Совершенствуется сбор и анализ развединформации, применяются новые методы обработки отображения и передачи информации, навигации, управ­ления и контроля. В целом военное руководство США назы­вает эту концепцию «всеохватывающее господство», что пол­ностью отражает их курс на обретение способности уже на рубеже 2010 года вести войны нового поколения на любом ТВД с любыми странами.

Таковы основные черты войны шестого поколения — воздушно-космическо-морской с массированным применени­ем высокоточного оружия.

Аналогично, в соответствии со своими национальными особенно­стями осуществляют интенсивную подготовку к войнам нового поко­ления и такие страны, как Китай, Тайвань, Израиль, Япония, Франция, а также ряд других стран НАТО.

К сожалению, Россия идет сво­им путем, военная сила Российско­го государства ориентирована на прошлое поколение войн, и в нача­ле XXI века она не будет способна вести вооруженную борьбу в фор­мах и способах войн шестого поко­ления. Хотя страна и обладает на­учно-техническим потенциалом, способным создать системы воору­жения войн шестого поколения.

Война нового поколения будет иметь во многом новое содержание по сравнению с четвертым поколе­нием. С появлением в вооруженных силах государств высокоточного оружия в количествах, достаточных для ведения полномасштабной вой­ны будущего, разгром и уничтоже­ние противника как одна из важней­ших целей всех войн прошлого мо­жет достигаться лишь нанесением массированных ударов по его сред­ствам ответного удара.

Что касается живой силы противника, то, как отмечалось, она вообще может не подвергаться ударам. Вместо этого бу­дут нанесены многочисленные массированные высокоточ­ные огневые удары по адресным объектам экономики и про­чим ценностям противника (система госуправления, энер­гетические центры) на всю глубину территории его страны. Также не возникнет необходимости наносить удары по его стратегическим резервам на базе сухопутных группировок войск, поскольку в войнах будущего они не будут представ­лять угрозу для стороны, действующей по планам войны ше­стого поколения. И, разумеется, отпадет необходимость ок­купировать территорию противника, лишенного экономики, а его политический строй, оказавшийся в таком положении, наверняка развалится сам. Современное высокоточное ору­жие в ряде государств постепенно превращается в решаю­щий фактор вооруженной борьбы и победы в войне. Вне­запное и массированное в течение длительного времени применение высокоточного оружия может обеспечить воо­руженным силам решение тех задач, которые ранее возла­гались на ядерное оружие, пилотируемую авиацию и сухо­путные войска.

Таким образом, главные стратегические и политические цели войны нового поколения достигаются решением цело­го ряда задач путем применения обычного высокоточного оружия, а не ядерного. Это и позволяет утверждать, что ядер­ное оружие, а вместе с ним и войны пятого поколения уже в первом десятилетии XXI века начнут уходить в прошлое. Однако, надо полагать, останется стратегическое сдержива­ние на базе ядерных сил и сил общего назначения. Безус­ловно, все это скажется на структуре вооруженных сил и военном искусстве.

Можно предположить, что приоритет в вооружен­ных силах наиболее развитых стран будет отдан:

1. Воздушно-космическим войскам, имеющим на воору­жении воздушные и космичес­кие летательные аппараты — носители высокоточных крыла­тых ракет, а также межконти­нентальным безъядерным бал­листическим ракетам, и комп­лексам противоракетной и противовоздушной обороны.

2. Военно-морским флотам, которые сохранят на вооруже­нии морские силы стратегичес­кого ядерного сдерживания (атомные подводные лодки с баллистическими ракетами) и будут иметь силы общего назна­чения (авианосцы, атомные под­водные лодки, ракетные кораб­ли) с большим количеством вы­сокоточных крылатых ракет. В США, например, уже принято решение о строительстве ново­го проекта корабля XXI века «Арсенал» в соответствии с «Единой перспективой-2010» и стратегической концепцией «всеохватывающего господ­ства». Первый корабль должны построить уже в 2001 году. Он будет иметь 500 пусковых уста­новок с ракетами вертикально­го пуска и еще три боекомплек­та в погребах. Ожидается, что к 2003 году в состав ВМС США войдут три корабля этого проекта, которые будут не­сти боевую службу в акваториях Персидского залива, Сре­диземного моря и западной части Тихого океана и будут спо­собны наносить удары по объектам на территории Евро-Азиатского континента и других регионов.

Сухопутным войскам, перенацеленным в основном на решение задач охраны границ и проведение наступатель­ных операций в случае сухопутной агрессии в военных кон­фликтах и локальных войнах.

Командно-боевым информационно-управляющим си­стемам глобального, регионального и зонального уровня, которые станут системообразующими для разведывательно-ударных боевых систем.

Учитывая сложный характер военно-политической обста­новки, различные экономические и военные уровни госу­дарств, можно ожидать, что в начале XXI века оружия для войн шестого поколения во всех странах еше не накопится достаточно. В основном они будут иметь вооружение и тех­нику разных поколений, в различных пропорциях для войн четвертого, пятого и шестого поколений".

И. М. Капитанец

Журнал Российский Кто есть кто №2 2002

Яндекс.Метрика