Телефон

8 863 88 21-2-05

График работы:

Пн.-Пт. 8.00 - 17.12

Сб. 8.00 - 17.00

Адрес:

346200, Ростовская область,Кашарский район,
с. Кашары, ул. Ленина, 57

В двух номерах нашей газеты в прошлом году - №67 и №89 за 2003г-было опубликовано начало очерка Юрия Пасикова «Как вяжинские казаки школу отстаивали». Недавно автор представил в редакцию завершающую часть своего краеведческого исследования, которую мы и предлагаем вниманию наших читателей. Напомним, о чем шла речь в начале повествования. В 1891году в хуторе Вяжа, входившем в ту пору в юрт станицы Мигулинской, при церкви была открыта школа грамоты. Она являлась первой ступенью, давшей начальное образование, после чего учебу можно продолжить в приходском сельском училище, тоже имевшемся в хуторе. Однако через 10лет было принято решение перевести школу в соседний хутор Ольховый, где местные казаки выделили под нее гораздо лучшее помещение и брали обязательство гораздо лучше финансировать школу. ( тогда она содержалась на местном бюджете). Вяжинцы и особенно хуторской атаман Яков Бирюков, скупившиеся в расходах на школу, были недовольны: теперь вяжинским школярам пришлось бы ходить на занятия на расстояниие 4-5 километров, что по тогдашнему бездорожью было крайне неудобно. Вяжинцы считали инициатором так нежеланного для них перевода школы настоятеля Вяжинского прихода священника Иоанна Ястребова. К нему были приняты крутые меры: отца Иоанна самочинно на короткое время даже поместили в «холодную». В дальнейшем хотели устроить над ним судебный процесс. В общем, драматических эпизодов произошло немало.

КАК СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ архивные источники, начавшийся в хуторе Вяжа судебный процесс над местным священником проходил в острых спорах, занявших длительное время. Население хутора разделилось на две враждовавших друг с другом группировки – сторонников и противников Иоанна Ястребова.

Сам Иоанн Ястребов потребовал, чтобы его судили церковные власти, но никак не хуторской атаман и его сподвижники. Он опасался произвола исполнения судебного разбирательства со стороны хуторской администрации. Попросил депутата с гражданской стороны – священника Николаевской церкви в слободе Николаевке – Яновой Иоанна Бабченко о том, чтобы суд шел в церковной караулке, под охраной трех караульных казаков. Эта просьба подследственного осталась без ответа. Суд решено было провести в квартире, которую снимал под свою администрацию атаман Яков Бирюков. Однако, Иоанн Ястребов из-за неудовлетворительного разрешения его просьбы, на судебное заседание не явился. В многочисленных отписках сообщал, что никаких своих противоправных действий в закрытии школы он не видит. «Вяжинскую женскую школу грамоты приказал закрыть Архиепископ Донской и Новочеркасский Афанасий, а потому вопрос сей ко мне относиться не может».

Действительно, 3ноября 1901года Иоанн Ястребов, от Донецкого епархиального училищного Совета получил распоряжение такого содержания: «Согласно постановлению Совета, утвержденного Его Высокопреосвященством сего Октября, вверенная Вам Вяжинская школа грамоты закрыта, а вместо нее открыта таковая же в хуторе Ольховском, в которую учителем назначен Иван Лагутин. Все имущество и книги Вы имеете право перевести в Ольховскую школу».

На следующий день, в воскресенье это распоряжение было зачитано в храме после литургии. За помощью (нужны были подводы для перевозки школьного имущества) Иоанн Ястребов решил обратиться к атаману хутора Ольховского. В связи с возникшими хозяйственными делами функции учителя Иоанн Ястребов первоначально решил возложить на псаломщика Николая Попова. После упорного отказа последнего, учительницей стала дочь урядника хутора Вяжа Вера Андреевна Егорова. В действиях священника школьный отец – наблюдатель (попечитель) – хуторской атаман Яков Бирюков усмотрел что-то неладное. У Иоанна Ястребова он постоянно вопрошал: «Когда будет молебен в Ольховской школе…возьмется ли что-нибудь из закрытой Вяжинской?» Священник проинформировал Бирюкова о тех мероприятиях, которые проводятся им по налаживанию работы школы грамоты в соседнем хуторе, как это предписывалось распоряжением, присланным ему от вышестоящих властей. По замыслам Ястребова, первый молебен в переводимой школе должен был состояться 11ноября 1901 года, а днем раньше, 10 ноября, пришедшие из хутора Ольховского конные подводы должны были перевезти школьное имущество. Из состоявшегося разговора Ястребов сделал необходимый вывод – у него хуторской атаман выпытывает только день, в который будет означенная перевозка, все остальное местную администрацию не волновало. Зная крутой и своенравный характер атамана, священник заподозрил, что им готовится что – то « непозволительное». Священника вдруг охватило предчувствие неожиданной расплаты. Предчувствие не обмануло Ястребова. 10 ноября на рассвете «в улице, прилегающей к школе,» появились командированные хуторским атаманом десять казаков вместе с полицейским. Эта команда незамедлительно направилась к церковной караулке. Незадолго перед тем, чтобы устроить в школе временное помещение учителю, Иоанн Ястребов распорядился перенести из школы в церковную караулку пять учебных парт без скамеек. Эти пять парт пришедшие казаки унесли и свалили под сараем во дворе урядника Филиппа Цыпкина. Дальше, в три часа пополудни прибыл хуторской атаман с подводами. На эти подводы наложили книги, три парты, восемь скамеек, классную доску, стол с табуретом, ведро, кружку, кочергу, и отправились в путь. Однако ольховским подводам не удалось далеко уехать.

Ю. Пасиков.

Учитель истории Кашарской средней

Газета « Слава Труду» школы, краевед.

№52, 1мая 2004год. (Продолжение следует).

Яндекс.Метрика