Телефон

8 863 88 21-2-05

График работы:

Пн.-Пт. 8.00 - 17.12

Сб. 8.00 - 17.00

Адрес:

346200, Ростовская область,Кашарский район,
с. Кашары, ул. Ленина, 57

Напротив винной лавки эти подводы были встречены «захмелевшей» толпой вяжинских казаков во главе с атаманом Яковым Бирюковым. Между вяжинцами и ольховцами завязалась нешуточная драка – «стенка на стенку». Послышался голос предводителя вяжинцев Якова Бирюкова.

--Господи, что же у нас мальчиков, что ли нет: у нас их сейчас до двадцати наберется…

В РЕЗУЛЬТАТЕ скоротечной пятнадцатиминутной стычки верх одержали вяжинцы. Ольховцы вынуждены были вернуться к школе и там с ужасным шумом и сквернословием все погруженное скинуть наземь. После этого разношерстная, ничего не понимающая толпа казаков, как вяжинцев, так и отчасти ольховцев двинулась на Иоанна Ястребова. Однако среди обезумевшей толпы нашелся и доброжелатель Ястребова-урядник Иван Иванович Егоров, успевший крикнуть ему: - Уходи, пока не оскорбили. К счастью Ястребова, возле него находился ольховский атаман с казаком Тихоном Удовкиным. Только при помощи двух последних участников этого события, Ястребову удалось вырваться из толпы. О дерзких действиях хуторского атамана Бирюкова и его команды священником Ястребовым было направлено донесение в Донецкое окружное отделение Епархиального училищного Совета

(ст. Каменская). Вызванный на допрос хуторской атаман Яков Бирюков отверг все выдвинутые против него обвинения. По его заявлению, «все дело произошло без него», он будто бы пришел к месту происшествия уже в самом конце.

В своем письме – донесении священник рисует любопытную историю строительства школы в самом живописном месте хутора Вяжа. По его словам, становление упомянутой школы началось со строительства в 1890 году хуторской церкви. Главным условием функционирования церкви было «наличие при ней церковной школы». Поэтому незамедлительно, без каких либо проволочек было построено здание школы. Однако это новое здание, находившееся вблизи церкви, вскоре своевольно было разобрано и употреблено на постройку в хуторе светского приходского училища. Об этом своеволии хуторян стало известно в Донской консистории в Новочеркасске. Последняя распорядилась, чтобы церковная школа вновь была построена на прежнем месте. После этого прихожане решили собрать деньги и купить для школы у урядника Филиппа Цыпкина, рядом с прекрасно устроенным приходским училищем, «ничтожную избу о двух комнатах, небольшими окнами, без полов, с низкими плетневыми потолками, без всяких хотя бы простейших надворных служб».

Однако материальные затраты, понесенные прихожанами хутора, сразу же не оправдали себя. Много лет школа стояла без учеников. И только во второй половине 1894 года в школу пришло незначительное количество крестьянских мальчиков из соседских хуторов, и то потому, что в ней было бесплатным пользование учебниками и школьными принадлежностями. Из-за малочисленности мужского населения хутора, окружное отделение Епархиального училищного Совета 25 октября 1899 года вынуждено было пойти на непопулярные меры, переименовать мужскую школу в женскую. Однако и эта вынужденная мера не привела к увеличению школьных классов. В течение двух лет в ней было ничтожное малое количество девочек, но сначала 1901-1902 учебного года все поступили в приходское училище. И без того плачевное положение в хуторской школе усугублялось еще и крайне бедственным положением. Большое внимание хуторские власти уделяли находившемуся по соседству приходскому училищу – для школы же не давали ни прислуги, ни дров. На многократные требования Ястребова отапливать школу наравне с приходским училищем хуторской атаман Бирюков ответил двумя приговорами: в первом он объявил, что прихожане не обязаны заботиться о церковной школе, а во втором содержалась ироническая просьба о присылке церковных денег на покупку дров для церковной школы. Ястребов ответил, что «церковной казне не под силу содержать школу». О тяжбе между Ястребовым и Бирюковым становиться известно властям соседнего хутора Ольхового. Общество казаков этого хутора стало ходатайствовать перед епархиальным начальством об открытии у них церковной школы, при этом они обязывались давать от хутора помещение для школы с квартирою для учителя, отопление и освещение. Практическим выполнением обещаний ольховцев стала покупка ими для школьного помещения нового большого дома со «всеми удобствами». Эти действия соседей являлись заманчивыми не только для Ястребова, но и для родителей, отправивших обучаться своих детей в более комфортную Ольховскую школу. Как отмечал Вяжинский священник, в хуторе Ольховском «отлично прививается идея о деятельности церкви-школы».

22января 1902 года следователь-священник Николаевской церкви с.Николаевки-Яновой Дегтевского благочиния Иоанн Бабченко во исполнения указа Духовной Донской консистории о производстве следствия по делу о самовольном закрытии священником Иоанном Ястребовым школы грамоты в хуторе Вяжинском Мигулинской станицы постановил:

Открыть 18 февраля следственные действия в хуторе Вяжинском Мигулинской станицы.

Сообщить в Мигулинское станичное правление о командировании депутата для присутствия во время производства следствия.

Вызвать непосредственным отношением в следственную квартиру для объявления указа обвиняемому.

Следственный маховик заработал. 18 февраля 1902года следователь-священник Иоанн Бабченко, атаман хутора Вяжинского Яков Иванович Бирюков в хуторе Вяжинском в доме казака Антона Анисимовича Мрыхина уже заслушивали свидетелей по делу самовольного закрытия церковной школы в хуторе Вяжинском его священником Ястребовым. На предложенные вопросы отвечали:

Урядник Иван Иванович Егоров, 58 лет, «жительствую в хуторе Вяжинском, грамотен, жалобу свою, что священник о. Иоанн Ястребов закрыл нашу школу грамоты без согласия общества, вполне подтверждаю. У меня могли бы ходить в эту школу мальчик и девочка, но школа была закрыта и переведена в хутор Ольховский».

Казак Антон Андреевич Ковалев, 45лет, «жительствую в хуторе Вяжинском, грамотен. В нынешнем году я желал отдать в школу грамоты своего сына Гаврила, но священником нашим в церкви было объявлено, что школа наша закрыта и переводится в хутор Ольховский, где действительно в настоящее время она и есть и поэтому мой сын остался без учения. Обществом мы никогда не соглашались закрыть у себя школу грамоты, а поэтому не дали классных столов для школы Ольховской, которые отец Иоанн Ястребов самовольно погрузил на фуры для отправления в хутор Ольховский. Теперь эти столы сложены у урядника Цыпкина Филиппа под сараем, школу батюшка замкнул и не дозволил их внести обратно в школу».

Ю.ПАСИКОВ.

Учитель Кашарской средней школы

Газета «Слава Труду» №53 Краевед. (Окончание следует)

4мая 2004 года.

Яндекс.Метрика