Телефон

8 863 88 21-2-05

График работы:

Пн.-Пт. 8.00 - 17.12

Сб. 8.00 - 17.00

Адрес:

346200, Ростовская область,Кашарский район,
с. Кашары, ул. Ленина, 57

22 июля 1944 года Указом Президиума Верховного Совета СССР Ивану Порфирьевичу присвоено звание Героя Советского Союза.

Родился в х. Талловерово. Там прошло детство и юность. В 1934 году окончил кооперативный техникум. В том же году Киевским РК ВЛКСМ был направлен в коммуну «Ким» бухгалтером. После работал бухгалтером колхоза им. Тельмана. В 1936 году он призван в ряды Красной Армии. После увольнения в запас с осени 1938 года по июль 1941 года работал бухгалтером Усть-Мечетинского сельпо. С июля 1941 по март 1942 года – курсант военного училища в г. Орджоникидзе. С марта 1942 года до конца Великой Отечественной войны был на фронте, командовал батальоном. В 1959 году Иван Порфирьевич уволен по болезни.

… Украдыженко открыл глаза и увидел склоненное над ним лицо пожилого мужчины в белом халате.

- Очнулся? – спросил мужчина, улыбаясь. – А то, что же получается: перед немцами головы не пригибали, а перед своим генералом падаете.

Украдыженко не понимал, где находится и о чем толкует этот человек. А тот продолжал:

- Не волнуйтесь, ничего серьезного. Просто переутомление от нервного напряжения.

«Так это госпиталь?» - сообразил Украдыженко и вспомнил, как какой-то генерал подошел к нему на мосту и сказал:

- Товарищ капитан, вас приглашает командующий фронтом генерал Баграмян.

Украдыженко поправил ремень, одернул гимнастерку и побежал к машине. Он представился и доложил, что батальон выполнил задачу. Мост был захвачен и удерживался до подхода наших частей.

Командующий фронтом посмотрел на мост. По нему непрерывным потоком шли автомашины. В кузовах сидели солдаты, за машинами тянулись орудия.

- Молодец, капитан! – сказал генерал. Он подошел к Украдыженко и обнял его.

«А что дальше? Ах, да! Врач сказал – нервы…»

Украдыженко стал вспоминать, что было до этого. Он вспомнил, как вызвали на командный пункт дивизии, и там его встретил командующий армией генерал-лейтенант Чистяков.

- Иди-ка сюда,- сказал он Украдыженко, показывая на стол, закрытый картой.- Видите эту дорогу? А вот Западная Двина. Здесь, у деревни Ула есть мост через реку. Его надо захватить и удержать любой ценой. Понятно?

- Понятно, товарищ генерал.

- Задача возлагается на ваш батальон. Утром войска армии перейдут в наступление. Как только они пробьют брешь в немецкой обороне, устремляйтесь вперед и, не ввязываясь в бой, двигайтесь к мосту.

Под утро боевое охранение задержало несколько человек. Их привели к Украдыженко. Это оказались партизаны, действующие в лесу. Услышав бой, они решили узнать, что происходит.

Партизаны пришли как нельзя кстати. У них была рация, державшая связь с Москвой. Радиограмму Украдыженко о положении батальона партизаны немедленно передали в свой штаб, а оттуда – командующему армией. Часа через два пришел ответ. Командарм приказал выполнить поставленную задачу несмотря ни на что.

И снова неотложные вопросы стали перед Украдыженко. Идти прежней дорогой нельзя – гитлеровцы стянули большие силы, разобьют батальон. Нужно найти другой путь.

- Идите лесом,- подсказали партизаны.

А как быть с машинами, с пушками, продовольствием? Батальон – не взвод, в нем несколько сотен человек. Их надо кормить. А идти чуть ли не сотню километров.

После обсуждения и раздумья Украдыженко приказал: машины и орудия оставить партизанам, вещевые мешки набить патронами и продуктами, двигаться к мосту лесными тропами. Взяли двух проводников. Вместе с батальоном пошла и группа партизан.

Изнурительный поход длился почти шесть суток. По болотам, завалам батальон проходил не более 15 километров. Несколько раз натыкались на немцев? Но каждый раз Украдыженко приказывал : в бои не ввязываться.

На шестые сутки вышли к селу Ула. С опушки увидели дороги, домики, речку.

- Берите капитана Хуторянского, человек пять солдат, переоденьтесь, и идите в село на разведку,- приказал Украдыженко начальнику штаба. – Надо выяснить, где у них огневые точки и казарма, сколько постов и прочее.

…Наступление началось на рассвете. Сначала ударила артиллерия. Она разметала заграждения, взорвала минные поля, обстреляла траншеи. Потом пощли танки и пехота. Батальон Украдыженко, усиленный ротой танков и дивизионом артиллерии, успешно преодолел немецкие позиции и, вырвавшись на простор, быстро двинулся вперед. Бой все отставал. Его гул был еле слышен, а потом заглох совсем. Но вместе с тем пропала и связь: расстояние для радиостанции было уже слишком велико. Комбат послал в штаб дивизии мотоциклиста, приказав ему доставить донесение и выяснить обстановку. Прошло 4 часа – посыльной не возвращался. Над колонной появились немецкие самолеты. Они обрушили бомбы, сожгли больше половины танков, вывели из строя несколько орудий.

Затем на пути стал пехотный полк. Батальон Украдыженко перешел к обороне и отбивался от фашистов до самого вечера. С наступлением темноты комбат собрал командиров рот и приказал отходить в лес.

- А как же орудия? – встревожено спросил младший лейтенант Остапчук.

- Что можно – берите с собой, что нельзя – бросайте, - приказал капитан.- Драться с немцами здесь – не наша задача. Вам, Остапчук, придется съездить в штаб дивизии. Я буду ждать вас у домика лесника.

От немцев оторвались довольно легко: те боялись входить в лес.

Ночь была звездной и теплой. Украдыженко нетерпеливо ждал Остапчука. Тот должен был привезти ответ на главный вопрос: как быть дальше, когда потеряны танки и артиллерия.

Остапчук ответа не привез, он не смог пробиться к своим.

Немцы на каждом шагу, - докладывал он. – Стрельбы не слышно. По всей вероятности, немцы закрыли брешь, наступление захлебнулось. А мы – в глубоком тылу врага.

Бой произошел на рассвете следующего дня и был таким стремительным и неожиданным для фашистов, что многие из них не успели даже натянуть сапоги. Мост, позиции зенитной батареи и село было захвачено почти без потерь, - ранило пять человек, в том числе комбата. Капитана тревожила не рана. Он понимал, что захват села и моста – пол дела. Главное теперь – удержать мост до прихода наших войск. А когда они подойдут: завтра, послезавтра?

К вечеру над селом появился советский самолет. Сделал круг, другой. Увидев опознавательный сигнал, пролетел над селом в третий раз и сбросил сначала груз, а потом парашютиста, который рассказал, что наступление не удалось. Командование решило в ближайшие дни нанести новый удар. Мост надо держать, во что бы то ни стало.

Роты, не отдохнув после боя, принялись готовиться к обороне моста. Приспосабливали немецкие дзоты и траншеи, рыли новые, устанавливали зенитки. Комбат приказал на ночь заминировать подступы к селу и мосту.

- Отдыхать никому не давать до тех пор, пока не закрепимся. Глубже, глубже в землю.

И следующая ночь прошла в тяжелой, изнурительной работе. Спали урывками, по часу – два. Зато когда появились гитлеровцы, к их встречи все было готово.

Первую атаку немцы предприняли вдоль дороги, ведущей от линии фронта к мосту. Над селом появилось два с лишним десятка самолетов, посыпались бомбы. Взметнулись в небо фонтаны земли. Огневые позиции зениток были буквально перепаханы, а сами зенитки, за исключением двух были покорежены. Но ни одна бомба не была сброшена на мост.

- Берегут мост для себя, - отметил Украдыженко. Он стоял у крайней хаты, где расположилась рота резерва и смотрел на дорогу. Там готовились к атаке фашисты.

Когда улетели самолеты, пошли танки. За ними бежали цепи автоматчиков. Заработали обе наши уцелевшие зенитки. Одному из расчетов удалось подбить танк. Вскоре завертелся другой – нарвался на мину. Потом - третий. Почувствовав опасность, гитлеровцы сбавили ход, повернули обратно. Но один танк все-таки дошел к нашей первой траншее. Украдыженко увидел, как во весь рост поднялся в окопе командир роты старший лейтенант Александров и бросил под гусеницу гранату. Танк остановился, но из-за него выбежали автоматчики.

Украдыженко поднял в контратаку резервную роту и вместе с бойцами бросился на фашистов. Натиск наших воинов был дружным. Немцы отступили.

Вечером комбат прошел по траншеям.

- Видели, какая сила прет,- говорил он солдатам.- Только в хорошем окопе отобьешься. Окапывайтесь получше.

Он распорядился расширить минные поля, дооборудовать запасные позиции и ходы сообщений.

И опять всю ночь без устали работали солдаты.

А утром снова начался бой. Атаки следовали одна за другой, но всякий раз враг натыкался на мощный огонь. Украдыженко построил систему огня так, что врага били и в лоб, и с флангов. В окопах стояли не только русские «максимы», но и немецкие пулеметы и минометы, захваченные батальоном при штурме села и моста.

И все же силы батальона таяли. На четвертый день пришлось оставить первые траншеи и перейти ближе к мосту.

На седьмые сутки фашисты повели наступление сразу с трех сторон. Только откатится одна цепь, как надвигается другая. Участок обороны батальона сжался еще больше. Уже была сдана окраина села, немцы вышли на берег реки. Но к мосту их все же не допустили.

- Главное,- продержаться до вечера, говорил Украдыженко.

«Немного поспят бойцы, и опять будут драться, как львы», - думал комбат.

И все-таки тайно от всех он велел заминировать мост, закатить на него две бочки бензина.

К вечеру огонь ослабел, а вскоре наблюдатель доложил:

- по дороге подходят танки, похожие на «34».

Действительно, вдали появилась колонна. Остановилась, два танка пошли вперед. Украдыженко припал к стереотрубе, стараясь угадать – свои или немцы.

- Огонь не открывать! – приказал он батарейцам.

Из ближнего танка вылезли два человека и направились к траншее.

- Наши! – обрадовался Украдыженко и, схватив телефонную трубку крикнул. – Остановите их! Подорвуться же!

За первой колонной подошла другая, а за нею третья. Украдыженко стал комендантом моста. Хлопотал, пока не позвали к командующему фронтом.

За мужество и отвагу, умелое командование, обеспечившее выполнения задания – форсирование Западной Двины и выход на оперативный простор, капитан Иван Порфирьевич Украдыженко удостоен знания героя Советского Союза.

Альбом «Кашарская центральная библиотека».

Яндекс.Метрика