Телефон

8 863 88 21-2-05

График работы:

Пн.-Пт. 8.00 - 17.12

Сб. 8.00 - 17.00

Адрес:

346200, Ростовская область,Кашарский район,
с. Кашары, ул. Ленина, 57

В последнее время вновь часто стали говорить о войне в Афганистане. Иные требуют от руководителей партии и государства дать политическую оценку вводу советских войск в эту страну. Мол, это была не интернациональная помощь с нашей стороны, а грубое военное вмешательство в дела афганского народа. Я же не из тех, кто знает о войне в Афганистане только по публикациям. Она оставила в моей душе неизгладимый след.

УЖЕ год я служил в бронетанковом полку. Правда, был не танкистом, а пехотинцем. Мы, молодые солдаты, не чувствовали никаких притеснений со стороны старших. И нынешние разговоры о «дедовщине» вызывают у меня удивление, хотя, возможно это явление и появилось сейчас в армии.

Однажды нас построили и офицер объявил, что будет набор для отправки в Афганистан. Записывали добровольцев. Я тоже записался. Отправили сначала в Новочеркасск, где была укомплектована группа в составе 800 солдат. В основном это были как и я , недавние первогодки. Командиры нам объяснили: будем нести службу в составе ограниченного контингента советских войск в Афганистане. Родина нас туда посылает…

Так, в 1980 году я оказался в этой стране. И побывав там, твердо убедился: не окажи наша страна интернациональной помощи афганскому району, то там бы властвовал черный террор, эта земля подверглась бы американо-пакистанской оккупации. И Афганистан, наш миролюбивый сосед, был бы превращен в стартовую площадку для американских ракет.

Наш лагерь разместился на горном перевале, в сотне километров от Кабула: 3100 метров над уровнем моря. Кругом непривычная для меня, выросшего в донской степи картина: нагромождение скал, редкая растительность, безоблачное фиолетовое небо, по ночам усыпанное крупными незнакомыми звездами.

Страшно ли было в бою? Не без этого. Особенно в первом. Ведь кому хочется погибнуть? Молодо – зелено, многие даже невестами не успели на «гражданке» обзавестись. А тут на тебе. Война. Настоящая. Никакой учебный бой не сравнится с нею.

Наш батальон охранял 150-километровый участок автомобильной трассы, проходящей через большое ущелье Бомиан. Для Кабула и его пригородов она имела примерно такое же значение, как и знаменитая «дорога жизни» для Ленинграда через Ладожское озеро. По ней колонны машин перевозили перевозил в Кабул продукты, горючее, медикаменты, одежду и многое другое.

Так вот, мы регулярно на танках и бронемашинах проезжали по ущелью, очищая его от засад, устраиваемых душманами. А перед прохождением крупной автоколонны засады, как правило, учащались: у душманов повсюду были свои глаза и уши. Но нередко враг первым нападал на нас – это когда чувствовал свое явное превосходство. Укрывшись за неприступными скалами, душманы сверху, порой безнаказанно, простреливали дно ущелья.

Так и случилось – в очередной рейд батальона – 5 октября. Накануне разведка донесла: в ущелье засада. И не какие-нибудь душманы-одиночки а целая группа с минометами и гранатометами. «Выкурить ее из-за скал будет нелегко. Командир решил послать часть батальона в ущелье. А позади шла автоколонна с горючим. Сидим мы, пехотинцы на танках и в бронетранспортерах и вглядываемся в неприступные скалы. Над дорогой клубы пыли и гари из выхлопных труб. Автоматы держали наизготовку, чтобы в любую минуту открыть огонь по врагу. И так проехали почти к концу охраняемого участка автотрассы. Но засада она и есть засада. Душманы тоже не дураки. Ждешь их в одном месте, а они уже в другом нас поджидают. Ударили прицельным залпом из гранатометов. Разрывы. Передний танк загорелся, подбитый. И вся наша колонна остановилась ведь он загородил путь. Не дай бог «побывать» в такой «пробке». Едкий дым застил глаза. И теперь уже душманы с вершин ущелья в упор уничтожали нас. Еще один танк зачадил, задняя машина с горючим взорвалась. Мы знали, что поблизости располагается афганская застава с гаубицами, надеялись на помощь оттуда. Но застава молчала, хотя бой там видели и слышали. Не захотели помочь нам? Не знаю, но очень неприятный осадок после того боя у меня остался.

Душманы буквально засыпали нашу колонну гранатами. Я выскочил из горящей машины и , стоя, стрелял из автомата по высотке. Уже горели пять наших танков, два бронетранспортера и много автомашин с горючим. Вдруг вижу: водитель-узбек открывает дверцу и рукой зовет меня в кабину «Урала». Там уже сидел один боец. «Урал» двинулся следом за единственным уцелевши танком, прокладывавшим дорогу. И еще два бронетранспортера примкнули к нам, это все, что осталось от колонны.

Ночевали мы в расположении афганского батальона. И на обратном пути нас сопровождали солдаты – афганцы. Они сидели на броне. Душманы в тот раз не тронули нас. Возможно, ушли из ущелья после боя…

Сейчас вот в ином кабинете с бывшими воинами – афганцами неприветливы: «Мол, чего вам надо? Мы вас не посылали туда». Как обидно слышать такое. У меня всякий раз перед глазами встает солдатский строй в Новочеркасске. И я в том строю. И отеческое напутствие пожилого офицера – политработника: «Родина посылает вас для оказания интернациональной помощи. Так будьте же достойны своей Родины. Не посрамите ее».

Разве мы посрамили? Местное население в основном хорошо относилось к нам. Это были очень бедные люди. Душманы, бывало, целые селения вырезали и насильно угоняли жителей в горы или на пакистанскую сторону. Бедняки, а иногда и богатые лавочники искали у нас защиты. И никто мне не докажет, что наша кровь в Афганистане пролита зря… Как дорогую святыню берегу я скромную медаль на которой выгравировано»От благодарного афганского народа». После окончания школы я по направлению колхоза «Родина» выучился на агронома, стараюсь работать хорошо. Обзавелся семьей, построил дом. Ведь там, на войне, пришло осознание того, что смысл жизни в том, чтобы приносить пользу людям, своему Отечеству.

В районе живет 42 воина – афганца. Я знаю наперечет каждого из них. И они знают меня. Мы оттуда, с войны…

Сергей Морозов Х. Вяжа

Слава труду, 1990,9 мая.

Яндекс.Метрика