Телефон

8 863 88 21-2-05

График работы:

Пн.-Пт. 8.00 - 17.12

Сб. 8.00 - 17.00

Адрес:

346200, Ростовская область,Кашарский район,
с. Кашары, ул. Ленина, 57

Более двухсот лет назад, в 1719 пан Голодаев-Саринов купил земли, прн в 9 км от нас. Начал строить свою усадьбу. С запада усадьбу огибала река, а сразу за рекой поднимался в виде холмов ее высокий берег, поросший лесом и кустарником. А с востока и севера простилалась необозримая донская степь, которая ранней весной пестрела множеством ярких крупных тюльпанов, а летом, словно седела от ковыля. Усадьбу строили крепостные, привезенные паном. Они жили в 15, наскоро сложенных из самана, ветхих лачугах. Одновременно в 9 км отсюда выросла оброчная деревня пана. Свою двойную фамилию пан разделил на две части. Наше село стало называться Голодаевкой, а соседнее – Сариновкой. Это название за Сариновкой осталось и в наши дни.

Пан жил на широкую ногу. Зиму он проводил в Новочеркасске, а на лето приезжал в село. Здесь у него был большой кирпичный дом с двумя балконами. Там, где сейчас шумит молодыми садами улица Крупская, были выстроены конюшни, сараи, амбары, бани, людская кухня. Во дворе панского дома росли фруктовые деревья, выводились новые сорта роз, сирени. На другой стороне реки раскинулись сады, в 8 га, орошаемые при помощи водокачки и нескольких бассейнов, расположенных на горе и по углам сада. В саду росли всевозможные сорта груш, яблок, вишен, орехов, винограда, абрикосов. Водокачка качала воду из реки в бассейн, находящийся на горе, а из этого бассейна воду пускали в сад и орошали его.

По приказанию пана на правом берегу реки были посажены липовые аллеи, это и сейчас единственные липовые аллеи в нашем районе. Пан очень любил охоту. Часто он охотился вместе со своими гостями на зайцев, волков, болотную птицу. Шли годы. Никто не помнит, сколько поколений панов сменилось в усадьбе. В 1861 году отменили крепостное право, но крестьянам жилось ничуть не лучше. Клочки земли нечем было обрабатывать и засевать, приходилось залезать в долги, а потом в самую горячую пору работать на пана.

Старожилы очень хорошо помнят последнего пана Илью Николаевича Саринова-Голодаева. Он, видимо, ничем не отличался от своих предшественников. Так же, как и раньше, крестьяне жили впроголодь, а работали до седьмого пота. Правда, некоторые крестьянские дети получили возможность учиться в начальной школе, это те которые работали в двух небольших домах на нынешней улице Кирова. Деревня разрасталась. Появились улицы, ныне носящие имена Ленина, Калинина, Кирова, Почтовая, Комсомольская, Советская, Набережная. В центре села, на пригорке, выросла церковь из красного кирпича. Там регистрировались рождение человека, брак, смерть. При церкви был организован церковный хор, в котором пели наиболее музыкальные жители села. В воскресенье на богомолье сходились в церковь жители всех близ лежащих хуторов и деревень.

В многодетных семьях дети ходили в школу по очереди, ведь сапоги-то были одни на пять-шесть человек, некоторые, самые упрямые, бегали в школу босиком. Учились только зимой. С наступлением весны шли пасть гусей, телят, овец, помогали старшим. А дети пана учились в гимназии в Новочеркасске, а на лето приезжали в деревню.

Во дворе дома были качели, на которых катались панские дети. Дети крестьян только наблюдали за играми сверстников в щели высокого забора. Пан любил чувствовать и называть себя покровителем, благодетелем крестьян. В праздничные дни, когда крестьяне приходили поздравить бар, он приказывал вынести из дома вина и выпивал его вместе с крестьянами. Иногда его приглашали на крестины или свадьбу. Правда, на свадьбы он не ходил, только присылал молодым подарки, но роль крестного отца выполнял с видным удовольствием. Крестник пользовался его «доверием», выполнял более легкую работу и имел доступ к панскому двору.

В 1917 году грянула Великая Октябрьская революция. Началась гражданская война. Солдаты не вернувшиеся с гражданской войны, отстаивали в жестоких боях молодое советское государство. В это же время вспыхнул бунт белоказаков в станице Вешенской. И по селам началась мобилизация в ряды Красной гвардии. В нашем селе тоже объявили мобилизацию и началась запись добровольцев. Одним из таких добровольцев был Егор Калмыков, которому в то время исполнилось лишь 14 лет. Егор рос в большой семье, состоящей из 13 детей. Отец его был лесником, а мать занималась воспитанием детей и хозяйством. И как не противились родители, Егор все же ушел добровольцем с Красной гвардией подавлять восстание белоказаков.

Восстание было подавлено, часть в которой служил Егор возвращалась в город Каменск, мимо родного дома. Очень тосковал Егор по родному дому, по родителям. И решил отпроситься у командира проведать родителей, хотя в это время в деревне были белоказаки. Командир разрешил и Егор во весь дух поскакал к родному дому. Не доезжая, он спрятал лошадь в кустах и задворками пробрался к дому. Родные были рады видеть живым и невредимым своего сына. Но нашлась в деревне «недобрая» душа и выдала белоказакам молодого красногвардейца. Его схватили и хотели расстрелять, но мать упала в ноги к офицеру и стала умолять его сохранить жизнь его сыну. Офицер сказал: чтобы она принесла 50 рублей за голову сына. В то время это были большие деньги, но мать сумела собрать нужную сумму. Никто не жалел и сколько мог давал бедной женщине, на следующий день она отнесла деньги офицеру. Но просто так Егора не отпустили, а наказали 50 ударами плетью. Офицер, отдавая сына матери, сказал Егору, что его спасли от смерти не 50 рублей, а слезы матери, и чтобы он всю жизнь это помнил. Этому мальчику-красногвардейцу повезло, а сколько жизней было загублено в этой жестокой классовой борьбе. В селах шла борьба с кулаками. В 1920 году в Голодаевке был создан совет бедноты, который раскулачивал богатых.

1921 год был неурожайным, люди стали пухнуть от голода, холода и болезней, умирали. На помощь пришла советская власть. В бывшем доме пана была устроены больница. Больные все реже стали обращаться за помощью к шептухам и знахарям, все чаще шли в больницу, к врачам.

В 1929 году, в декабре, в Голодаевке и ее окрестностях стал создаваться колхоз «Хвиля» революции» или как он позже стал называться «Волна революции». Первым председателем артели был Чудовский – украинский рабочий-двадцатипятитысячник, посланный партией организовать в деревне коллективное хозяйство. Трудно приходилось молодому колхозу в первые годы его существования. Не было не то что техники, но и даже лощадей не хватало. Полевые работы приходилось проводить на волах и даже коровах. Председатели артели часто сменялись. В 1931 году председателем был Гаркушин, а через год П.С. Дзюбин.

В 1932 году случился неурожай. Рабочий скот падал. Стояли страшные холода. Зерна на семена не осталось. Зимой 33 года снарядили обоз в станицу Вешенскую за сортовыми семенами. Наступила весна. Колхозники с большим трудом вспахали и засеяли поля и вырастили богатый урожай. В этом же году впервые выдали хлеб колхозникам по трудодням. Колхоз стал богатеть. В 1934 году появились первые тракторы. Почти все они были заграничных марок «Форзан», «Интер», «Шток». Немного позже появились первые отечественные тракторы Путиловского завода. Первый трактор произвел очень большое впечатление на колхозников. Ползет по улице с лязгом и грохотом весь в дыму, чуть ли не Змей Горыныч из сказки, а на нем сидит человек и повораривая рычаги управляет ним. Колхозники сбежались поглядеть на «чудо», и впереди всех, конечно, колхозные ребята.

Сразу же стали создавать курсы трактористов. Три месяца учились на курсах колхозники Яковлев И.И., гуртовой Я.Н., Гуртовой В.Н.. Преподавателем курсов был некий Кочетков. В 1935 году колхоз купил первую автомашину. Село росло. Росло молодое поколение. Перед колхозниками встал вопрос о постройке новой школы. Решили разобрать церковь, где уже не служили молебны и из того же самого кирпича построить школу. Фундамент школы был заложен в торжественной обстановке после одной из партийных конференций. Осенью 1937 года школа приняла первых своих учеников. Здание школы было единственным двухэтажным зданием в селе. Тогда оно стояло на пустыре. В 1938 село переименовали из Голодаевки в Первомайское.Село становилось все красивее красивее. Люди жили все лучше. В здании бывшей школы поместилась аптека, открылась библиотека, работал ликбез. Ребята с восторгом делились впечатлениями о только что поставленном и увиденном кинофильме «Чапаев». Люди мечтали о лучшей жизни и вдруг война.

«Вставай, страна огромная,

Вставай на смертный бой…»

Она ворвалась в село с криком женщин и детей. Сразу же началась мобилизация населения. Провожали бойцов все село и жители окрестных хуторов. Колонна уезжающих тянулась от военкомата до моста. Отцы хватали плачущих детей, быть может в последний раз, прижимая их к себе, матери в отчаянии не могли наглядеться на своих сыновей, вдруг ставших суровыми и решительными. Сколько их не вернулось домой! Сколько мучительных материнских слез было пролито над письмами, написанными чужим почерком: «Ваш сын погиб…»

За первой мобилизацией последовала вторая, 16 октября 1941 года. На фронт уходили и девушки-добровольцы. А оставшиеся дома всеми своими силами помогали фронту. Село Первомайское немцы захватили 18 июля 1942 года и стали наводить свои порядки. Стали истреблять живность: свиней, курей. По хатам искали документы сельского совета. Каждый день всех взрослых и подростков выгоняли на ток, за Базковой балкой, молотить хлеб. На работу надо было выходить ежедневно, и если вдруг, ты заболел, то тебя ждала неминуемая расправа.

Староста старался всячески угодить немцам и жестоко наказывал сельчан. Но и старосты были разные, после немецкого угодника, старостой стал Василий Васильевич Гусев, которого упросил сам народ. Ведь знали, что староста все равно будет, так пусть уж свой человек. Своей первой обязанностью Василий Васильевич считал срочно сообщать селянам, что затевают оккупанты. Из уст в уста передавалось: «Угоните подальше коров» или «Прячьте продукты, будет облава». А скольким воинам, попавшим в окружение, он спас жизнь – теперь уж никто никогда не сосчитает. Он рассылал свои ночные посты на въезды в село и каждый ночной путник снабжался ориентирами, куда идти, в какую хату постучать, кого спросить.

Скольких солдат военнопленных загубили оккупанты. Жара. Середина лета. По дороге движется пыльное облако. Все ближе и ближе, уже слышны резкие окрики, свист плеток, рычание псов. Это беснуются охранники, которые гонят колонну наших военнопленных. Их, словно живые человеческие тени, подогнали к водопою. Завораживает, манит речная прохлада, но купаться запрещено под страхом расстрела. Тянутся к речке стайки женщин и детей с сумками, свертками, но власовцы забирают у них продукты, не позволяют пленным даже протягивать руки. Невыносимо было смотреть на шатающихся от голода и усталости, изнуренных и оборванных наших солдат, быть бессильными свидетелем надругательств над русским человеком. Может быть, не всех тогда их затравили собаками, быть может, и сейчас, кто-нибудь из них жив. Страшно и горько представить теперь, что им, прошедшим все круги ада, отдавшим свою молодость, здоровье, красоту на алтарь Великой Победы, на алтарь торжества жизни.

В селе были не только хорошие люди, но были и такие, которые за шоколадку могли продать человека. Так было и с учительницей Натальей Николаевной: ее повели на расстрел. Измученная, с растрепанными волосами, потрясенная предательством своего бывшего коллеги, она словно окаменевшая, застыла под дулами немецких автоматчиков. Но ее не расстреляли, «помиловали» им нужен был ее муж.

Не только село жило в постоянной тревоге. Казалось, эта людская тревога передалась и природе. Жаркими, огненными шквалами почти постоянно зловеще полыхал предзакатный кусок неба. В один из таких смятенных августовских дней в центре села прозвучали выстрелы. Еще одно кровавое злодеяние фашистов. Были расстреляны четверо юношей из Усть-Мечетки: Михаил Ганноченко, Петр Мазуренко, Петр Скибин, Григорий Полтораков.

Сразу после вступления в район немцев, они создали боевую группу, в которую входило около двадцати комсомольцев. Ребята собирали оружие, боеприпасы. У них было около двух машин оружия, боеприпасов. Они готовились к боевым действиям. Но накануне первой операции их предала Вера Лебединская. Боясь мести комсомольцев, она не вернулась домой. В Первомайской она служила уборщицей у коменданта. Когда Советская Армия перешла в наступление, Лебединская стала работать в частях Советской Армии в качестве медицинской сестры. Но органы госбезопасности известили часть, где она служила, о преступлении. В селе Первомайском она была приговорена ревтребуналом к расстрелу. А имена четырех комсомольцев всегда будут жить в наших сердцах рядом с именами всех людей, давших нам свободу. Их было много. Отважные пулеметчицы Шура и Валя Подгорновы, выпускник нашей школы Евсеенко Иван Александрович, Поляков Максим, ушедший в армию прямо со школьной скамьи. Да мало ли их было, этих славных людей!

Мне кажется порою, что солдаты,

С кровавых не пришедшие полей,

Не в землю нашу полегли когда-то,

А превратились в белых журавлей…

Оставшиеся, всеми силами приближали победу. Прятались от старосты, выполнявшего работу на немцев, ломали орудия труда. Работая, делали вид, что очень спешат и стараются, а на самом деле только суетились. В эти тяжелые дни испытаний еще лучше проявились прекрасные душевные качества советских людей.

Через наше село гнали колонны советских военнопленных. Жители делали вид, что узнают в изнуренных долгой дорогой солдатах своих сыновей, братьев, отцов. С плачем и причитаниями бросались женщины к совершенно незнакомым мужчинам и упрашивали охрану отпустить родственника домой. Так спаслись многие. Нашел приют и материнскую ласку военнопленный Кулешов у Дудниковой Федоры Дмитриевны, спрятался от немцев у Ульяны Ивановны Ходыкиной совсем еще молоденький солдат по имени Вася. Около двадцати военнопленных спас скотник Чернов, долгое время работал в кузнице у Григория Иосифовича Ляшенко двадцатисемилетний боец Каральник Яша, который из-за ранения не смог отступить вместе с советскими войсками, сразу троих военнопленных спас колхозник Наум Егорович Картушин. Все они с приходом нашей армии ушли на передовую. Село Первомайское было освобождено 22 декабря 1942 года. 1943 год – восстановление местной власти, колхозов. Село было разрушено оккупантами, техники не было. Пришлось начинать все с нуля. Мужчин было очень мало – только те, у кого была броня. Это бригадир тракторной бригады колхоза «Волна революции» Гуртовой Я.Н., также Кудаев И., Ляшенко Т.И., Пеньков В.И.

Первая весна без оккупантов, 1943 год, в колхозе осталось всего два трактора СТЗ и два «Универсала». На этих тракторах обрабатывали поля. На одном из тракторов работала Зайцева В.И., первая женщина – тракторист. Детвора работала прицепщиками день и ночь. Техника была очень старой, им приходилось сидеть на плугах и проталкивать ногами бурьян, чтобы плуг не забивался. Голодно было, а работать приходилось много. Несмотря на все трудности колхозники поднимали сельское хозяйство.

Председателем колхоза после войны был Авраменко С.П.

В 60-е годы колхоз был объединен и назван колхозом имени «1 мая». Название колхоза было взято по названию села. Первым председателем объединенного колхоза был Деревянко В.М. Колхоз стал преобразовываться, расстраиваться. Поступала новая техника, трактора, комбайны.

В 1964-65 годах прошло укрепление колхоза «1мая» за счет других хозяйств. Это колхоз «20 лет Октября» (х. Михайловка), колхоз «Орджоникидзе» (х. Песчаный», колхоз Калинина (х. Драчевка)

После объединения всех хозяйств колхоз «1 мая» стал хозяйством средним по экономическим показателям. В 1964 году, согласно решения мартовского пленума стали производить денежную оплату труда. Люди стали лучше жить. Значительно пополнился автопарк колхоза. На смену ручного труда пришла техника.

В 1970-80 годах было уделено большое внимание на строительство животноводческого комплекса, объектов культуры. Животноводство возросло, увеличилось поголовье свиней, построены птицефермы, складские помещения, механизированный ток.

По селу был протянут водопровод. Село стало снабжаться привозным газом. Вырастали новые дома, магазины, построен новый Дом культуры, новая светлая школа, детский сад. Село росло и благоустраивалось. Люди жили с чудесной мечтой о новой, еще лучшей жизни.

Яндекс.Метрика