Телефон

8 863 88 21-2-05

График работы:

Пн.-Пт. 8.00 - 17.12

Сб. 8.00 - 17.00

Адрес:

346200, Ростовская область,Кашарский район,
с. Кашары, ул. Ленина, 57

Анна Николаевна Евсеенко (в девичестве Королёва) жительница с. Первомайское, родом из хутора Песчаный. Много лет она сотрудничала с нашей газетой, была в ней селькором, активно участвовала в общественной жизни, являлась депутатом районного Совета.

Здесь А.Н.Евсеенко закончила четыре класса. В её памяти навсегда остались первые учителя, особенно Елена Даниловна Волкова. Прекрасной души человек, тактичная, добрая, любящая своё дело, прививающая и своим ученикам уважение к родной земле. Сейчас той школы нет и в помине. Остались лишь деревья, посаженные возле неё. В 5 класс Анна Николаевна пошла уже в Первомайскую школу. По окончании её девушка за компанию с подружками поехала поступать в Персиановку, хотя с детства мечтала стать учителем, как Елена Даниловна.

Анна не поступила в институт, не добрав всего одного балла. Вернулась в Первомайскую и вскоре вышла замуж. Родились дети. Так получилось, что спустя время, молодой женщине не довелось вернуться в свой родной хутор Песчаный. Там она проработала бухгалтером много лет.

«То время было самым светлым и радостным в моей жизни. Люди меня окружали прекрасные, работящие, дружные. Я любила писать о них, наших хуторянах, в районную газету. Было за что хвалить и чем гордится. Чудесное было время», - говорит Анна Николаевна. И в голосе её столько тепла и тихой радости, что невольно заслушаешься.

Сейчас А.Н. Евсеенко 74 года. Дети выросли. Судьба подарила ей внуков и правнуков. Всё было бы ничего, но душа Анны Николаевны болит о хуторке в степи, ставшем для неё малой Родиной.

История

маленького хутора.

Земельные угодия, где находится хутор Чернигово-Песчаный (сейчас, а раньше просто – «Песчаный») Первомайского сельского поселения, когда-то принадлежали двум панам – Грекову и Саранову. Межой между их владениями служил глубокий ров, тянувшийся с востока на запад. Следы его можно увидеть до сих пор возле старого хуторского кладбища. Встревоженные бурными событиями 1905 года паны поспешили продать свои земли.

Первые переселенцы.

Заманчивые слухи о том, что на Дону земли много, можно недорого купить, дошли до Украины. Снялись с насиженных мест 59 семей из с.Китай-город Полтавской и х.Петриковка Днепропетровской губерний и пришли на землю Грекова и Саранова. Купили её. Был нанят землемер, который разделил её на наделы. Самый большой приобрёл Иван Патенко. У него было трое взрослых сыновей – Анисим, Василий и Пётр. Каждый из них получил по участку. Выросли рядом четыре хаты. Зазвучала в донской степи певучая украинская мова.

Среди первых переселенцев были также Василий Иванович Толстой, Пётр Павлович Сеймук, Яков Цвилый и много других. Почти во всех крестьянских семьях было тогда не менее 8-10 человек. Причём каждого звали не по фамилии, а по прозвищу: Лимари, Вагоны… Много переселенцев появилось в 1909 году. Квартировали они зимой в соседнем селе Голодаевка (Первомайское), а ранней весной, как только сошёл снег, стали рыть землянки. Потом, благополучно отсеявшись, люди начали строить хаты, помогая друг другу.

Хаты в степи.

В основном ставили «столбянки»: вкапывали столбы, обносили их плетнями, которые обмазывались глиной. Хаты строили просторные, на две половины – чистую и рабочую. Разделялись они чуланом. На чистой половине всегда было убрано, здесь находился угол с иконами. На рабочей топилась большая русская печь, стряпали еду. На широкой тёплой лежанке печи спали дети. В малой половине также ткали, пряли, шили. Позже стали делать «литые» стены. Нашли какой-то особый сорт глины и добывали её, роя ямы. Потом в деревянные «станки» заливали эту жидкую глину, смешанную с соломой. Стены получались очень прочными (когда их долбили ломами, то вокруг летели искры, как от ударов по камню).

Работы не боялись.

Надо сказать, что ткани умели делать в каждой семье. Поэтому часть земли отводили под лён, коноплю. Лён шел на тонкие полотна, из конопли ткали на самодельных станках грубые ткани, вили верёвки. Как правило, в хозяйстве держали много овец, сами умели катать валенки, выделывать шкуры, шить кожушки детям, да и себе тоже. А если кто хотел пошить тулуп или полушубок «на выход», то непременно обращался к Фёдору Михайловичу Павелко. Мастеровой был человек.

Женихов и невест в хуторе хватало, далеко свататься не ездили. Постепенно прибавлялись семьи, росли помощники. Детей с малолетства приучали к труду. А приходило время, отделялись они от отцов, обзаводились хозяйством. Продавали хлеб, покупали коров, лошадей. По праздникам ездили в церковь в Голодаевку, часто ходили друг к другу в гости. А погулять можно было у большого пруда, что выкопали посередине хутора, и у чистой синей речки с мостиками.

За семь лет хуторок разросся. Люди развели много скота, обжились. Но в душе каждого жила непроходящая тоска по своей Украине.

Потрясения.

После революции выдался неурожайный год, хуторяне пережили голод. Зато в 1919 году урожай был на славу! Но тут подразвёрстка – забрала всё до зёрнышка. В 1920 году опять люди перебивались кто как. Через два года опять вырастили хороший урожай. Помогла хлеборобу и ленинская политика НЭПа. Снова зажили люди сытно: хлеба, мяса было вдоволь. Эти годы до коллективизации, как говорили старики, были самыми счастливыми для крестьян: своя, родная и ухоженная земля щедро одаривала людей за труд.

Но нагрянуло раскулачивание. В один из этих дней приехали в хутор уполномоченные, стали грузить на подводы подушки, рядна, одежду «кулаков», повыгоняли их из их же домов. Покончив с «кулаками», принялись за «середняков». Такая беда коснулась чуть ли не каждой семьи. Заметно поубавились семьи. А ведь к началу коллективизации здесь уже насчитывалось 123 двора, 806 человек населения.

Образовавшийся в хуторе колхоз был разделён на три бригады. Несмотря на пережитое, жизнь стала налаживаться. Люди стали с надеждой смотреть в будущее. Но…

Началась война. Почти все мужчины ушли на фронт. После Победы многие не вернулись. Надо было колхоз поднимать, землю пахать, а некому. Да и нечем. Чтобы пахать и боронить землю, запрягали коров. Ребятишки были в погонычах. К тому же после войны обложили колхозные дворы налогами. Зерна на трудодни получали мало, еле хватило прокормиться. Но люди рук не опускали. Упорно работали, поднимали сельское хозяйство, растили детей.

Советские годы и сегодняшний день.

Жили дружно, все праздники праздновали вместе. Со временем обустроили хутор. Построили медпункт, клуб, добротные коровники, телятники. Проложили дорогу с твёрдым покрытием, связывающую Песчаный с автотрассой. Работы хватало всем. И трудились на совесть. Люди-то работящие! Урожаи хорошие, сельское хозяйство приносило доход, места чудесные. Радоваться бы только. Да пришли новые потрясения.

Началось для страны трудное время. Колхозное хозяйство пришло в упадок. Зарплату платили с большими задержками. Люди не знали, что ждёт их завтра. Молодёжь потянулась в город. Всё пустел и пустел Песчаный. Дошло до того, что закрыли школу…

Сейчас в хуторе Чернигово-Песчаный осталось около 15 жилых домов (в 90-м году было 76 дворов, 212 человек). Живут в них, в основном, пожилые люди, держат хозяйство, огороды. Автобус, который доставляет детей в школу в с. Первомайское, забирает из Чернигово-Песчаного всего четверо или пятеро ребятишек. Дома, бывшие когда-то добротными, либо разрушены, либо просто под замком. Хозяева их были вынуждены ехать искать лучшей доли. Ведь надо где-то работать, семьи кормить, а в родном хуторе такой возможности нет. В последнее время там даже магазин закрыли. Люди вынуждены покупать хлеб и другие необходимые товары в соседних сёлах или райцентре. Хотя сейчас к хутору прокладывают новую дорогу. Может быть, маленький хуторок в степи всё же ждёт новый жизненный виток.

«Слава Труду», №99, 27 августа, 2013год.

Подготовила

Е.СИДЕНКО.

По материалам

А.Н. ЕВСЕЕНКО.

Яндекс.Метрика