Телефон

8 863 88 21-2-05

График работы:

Пн.-Пт. 8.00 - 17.12

Сб. 8.00 - 17.00

Адрес:

346200, Ростовская область,Кашарский район,
с. Кашары, ул. Ленина, 57

Наш земляк, житель поселка Дибровый Николай Федотович Белюченко в годы войны был артиллеристом. С боями прошел всю Европу, участвовал в освобождении многих стран. Награжден медалью «За отвагу» и орденом Красной Звезды.

Сегодня он рассказывает о тех далеких годах и своих сверстниках. Вставших на защиту родной земли.

До чего же быстро летит время! Скоро 55 лет, как закончилась Великая Отечественная. До обидного поредели ряды фронтовиков. Оно и не мудрено: берут свое годы, возраст, старые раны. Мы уходим, но так хочется, чтобы вечно живой оставалась память о том, чего нельзя забывать. Ради жизни и мира .

Наш хутор Первомайский Поповского сельсовета к началу сороковых был хоть и небольшим. Но обжитым и красивым. Беленые, ухоженные хаты, огороды к речке, густые левады. Люди жили дружно.

Когда началась война, я идти на фронт еще не дорос. Шестнадцати еще не было. Однако стать взрослым, кормить себя. Семью пришло время. Крестьянской работы мы не боялись, с малых лет ведь вместе с отцами на земле.

И я сам. И мои сверстники стали настоящими колхозниками. Многое мы умели и с великой охотой в свободное от школы время работали зимой на ферме, а летом – в поле.

В первый же день войны ушли на фронт наши отцы и старшие братья. Каждый двор кого-то проводил. Примолк, притих хуторок.

А в июле 1942-го пришли сюда фашисты. У нас в хуторе останавливались на постой в основном итальянцы и румыны. Чувствовали они себя здесь полными хозяевами – отбирали продукты, следили за жителями. Им, очевидно, и во сне мерещились партизаны. Но, слава Богу, хоть обходилось без жертв.

От хуторка нашего, что тянется лентой вдоль речки, до Вешенского профиля метров 400. Все хорошо видно. И летом, и уже когда наступила глубокая осень, по профилю днем и ночью все шли и шли крытые брезентом машины. Это наступающие фашисты торопливо подтягивали свою боевую технику и живую силу к Сталинграду.

Торжествовать фашистам долго не пришлось. Наступил декабрь 1942-го, и вскоре пришла к нам радостная весть: наши пошли в наступление, немец бежит. Ночью 19 декабря невдалеке от дороги полыхнуло зарево пожара. Это наша разведка подожгла пустой соломенный корпус, чтобы усилить панику среди отступающих фашистов.

Стрельба слышалась около суток. Потом все разом стихло. По дороге тут и там, на обочинах все было забито вражеской техникой. Из левад и сараев выходили группками, человек по 5-10. Румыны, испуганные, жалкие и без оружия. Они искали, кому бы сдаться.

После освобождения, пошли думы про весну, про то. Как сеять будем. Колхозники принялись стягивать к кузне кое-где сохранившуюся технику, припрятанные брички и лошадиную упряжь – все. Что могло хоть как-то пригодиться в хозяйстве.

А 5 января 1943-го в хуторе снова были проводы. На фронт призвали И Пискунова, И Логвинова, Н Локтева, И Костюкова, П Тимченко, Н Пискунова, П Гончарова, А Шаповалова.

Из этих молодых ребят в живых остались только двое – П Ф Тимченко и Н К Пискунов. Остальные погибли, защищая Родину. Вечная память и вечная им слава.

19 февраля 43-го был призван и наш возраст. И увели меня далеко от родного дома фронтовые пути-дороги. И было на них всего.

Помню, мы долго двигались за фронтом в гражданской одежде, в том, в чем из дому ушли. В поселках, через которые довелось проходить, на нас иной раз показывали пальцами: это, дескать те. Что с передовой убежали. А мы еще и пороху-то по настоящему не нюхали и той самой передовой в глаза не видели.

Наконец нас обмундировали и начали обучать артиллерийскому делу. Затем определили в одну из частей 5 гвардейской ударной армии, которая освобождала Никополь, Первомайск, Ново-Украинку и другие города и села Украины. И пошел я, гвардии рядовой, меряя километры, на Запад. Бои, передышки, снова бои. В короткие минуты затишья, помню, говорили с товарищами о доме, о мирной довоенной жизни, в которой, как выяснилось, каждый был счастлив, только не всегда это осознавал и ценил.

Тяжелой выдалась первая половина 43-го года. У нас еще не хватало на вооружении новой техники, еще артиллерия легкая была на лошадиной упряжке. Потом вскоре дела пошли на лад. Появились 100-миллиметровые пушки. Которые справлялись с немецкими танками только так. Да и в небе фашист уже перестал чувствовать себя хозяином. Поступили наши истребители – знаменитые «яки», 6-рельсовые «эрэсы». Настоящей грозой фашистов стали танки «тридцатьчетверки».

После освобождения Украины наша дивизия перешла границу Польши. Особенно большое сопротивление оказывали сопротивление оказали фашисты на Сандомирском плацдарме. А вообще-то почти каждый поселок здесь, каждый город приходилось брать с боем. Местность была сплошь заминирована.

Довелось участвовать и в особо жестких боях за освобождение Чехословакии, где были сосредоточены преданные Гитлеру немецкие части. В одном из боев мне не повезло, был ранен снайпером в шею. В госпитале хирург сказал мне: везучий, однако, 3 сантиметра до смерти осталось. Поправился я быстро – и обратно в часть.

Демобилизовался лишь в конце 1946-го. И сразу домой, в свой родной хуторок, который так нуждался в крепких мужских руках, в простой человеческой любви к себе и тепле.

Совершив подвиг ратный, поколению фронтовиков предстояло совершить и подвиг трудовой – восстановить то, что было разрушено войной. И не только восстановить, но и развить на новой основе. И с этой задачей мы справились достойно.

Н Ф Белюченко, участник Великой Отечественной войны. Пос Дибровый.

Слава труду № 29 22.2.2000

Яндекс.Метрика