Телефон

8 863 88 21-2-05

График работы:

Пн.-Пт. 8.00 - 17.12

Сб. 8.00 - 17.00

Адрес:

346200, Ростовская область,Кашарский район,
с. Кашары, ул. Ленина, 57

В Курской битве, одном из величайших сражений Второй мировой войны, участвовало 65 наших земляков. Один из них – Евгений Федорович Остапущенко, житель села Поповки. Предлагаем вашему вниманию его воспоминания.

В 1941 году, когда началась война, исполнилось мне 17 лет, я только что окончил 9-й класс. На фронт нас еще не брали, но уже по особой программе обучали военному делу.

Начиналась уборка хлебов. Урожай в тот год был отменный, и мы, подростки, вместе с мужчинами старшего возраста и женщинами днем и ночью работали в поле и на токах, убирали и сортировали на ручных веялках зерно, отправляли хлеб фронту и городам.

К середине осени 1941 года фашисты вступили в пределы Ростовской области, в ноябре заняли Ростов. На оккупированной территории они наводили «новый порядок». Особое внимание обращали на молодежь: парней и девушек угоняли на каторжный труд в Германию. Поэтому парней моего возраста с приближением фронта через военкоматы отправляли в тыл. Так в конце 1941 года я оказался курсантом Астраханского стрелково-пулеметного училища. Учиться довелось всего несколько месяцев: фронт требовал пополнений. В феврале 1942 года наш курс был направлен в действующую армию на Воронежский фронт. В звании сержанта я попал в роту автоматчиков в 628 полк 174 стрелковой дивизии, где командовал отделением.

Главные события после прорыва немцами фронта под Харьковом разворачивались летом 1942 года на юго-восточном направлении. Все силы гитлеровцев были брошены туда, чтобы захватить Сталинград – важнейший стратегический пункт на волжском водном пути, снабжавшем Красную Армию и всю страну бакинским горючим.

А на нашем участке велись бои местного значения: короткие или затяжные перестрелки, разведка в расположение противника, в том числе и разведка боем.

Как ни тяжело было под Сталинградом, но в действиях высшего командования мы, бывшие постоянно на переднем крае, никогда не чувствовали паники и растерянности. Солдатская жизнь текла по своим фронтовым законам. Прибывало пополнение, накапливались силы, в ротах и батальонах, укомплектованных по норме, велась учеба. Нам, уже обстрелянным и бывалым солдатам, становилось ясно, что за Сталинградским наступлением наступает очередь нашего направления. Тем более, что мы замечали накопление сил и у противника.

Непрерывно велась подготовка офицерских кадров. С передовой в училища и на курсы направляли тех, кто в основном имел среднее образование. Меня, как уже учившегося в военном училище, в период короткого затишья после Сталинграда, когда каждая из сторон подтягивала и накопляла резервы, направили на офицерские курсы.

После окончания курсов в феврале 1943 года мне присвоили звание младшего лейтенанта. Я стал командиром взвода пулеметчиков в 464 полку 111 стрелковой дивизии, которая занимала боевые позиции на белгородском направлении.

И вот наступило жаркое лето 1943 года. опередив всего на один день гитлеровское командование начало мощное наступление на центральном направлении, где гитлеровцы хотели взять реванш за сокрушительное поражение под Сталинградом.

Наша дивизия вела наступление на Белгород. Бои были исключительно упорными, затяжными и кровопролитными. Гитлеровцы рвались вперед. Атаки следовали одна за другой. В действие были введены танковые и воздушные армии. Впервые на поле боя в большом количестве немцы применили свое новейшее оружие – тяжелые танки «пантера» и бронированные самоходные орудия «фердинанд». Но это не помогло им. Наше командование предусмотрело все. Было подготовлено все не только для того, чтобы отразить новый бросок вермахта, но и развить широкомасштабное наступление и выйти на рубеж Днепра.

Нам, пулеметчикам, пришлось участвовать в отражении яростных атак, когда на позиции двигались танки и пехота, а перед этим наносились артиллерийские и бомбовые налеты. Иногда в день доводилось отражать по три-четыре продолжительных атаки. Стволы пулеметов накалялись от непрерывной стрельбы, их едва успевали охлаждать, да и воды не всегда хватало. В пулеметной ленте 250 патронов, так вот эти ленты даже при самой расчетливой стрельбе едва успевали менять.

Инициатива быстро переходила к нам. Вскоре дивизия двинулась вперед, а к 5 августа 1943 года мы вступили в Белгород.

И почти без передышки – опять вперед. Нельзя было дать противнику собраться с силами и закрепиться. И уже 16 августа 1943 года мы освободили Харьков. В одном из боев я был здесь тяжело ранен, попал в госпиталь, где пролежал шесть с половиной месяцев. Комиссия признала меня инвалидом, но все же направила в мою родную часть – таков был порядок. Как инвалида, меня командировали из части в распоряжение Северо-Кавказского военного округа: может быть израненный лейтенант-фронтовик понадобится на какой-нибудь тыловой должности. В действующую часть меня уже не брали.

В штабе округа мне предложили должность в одном из военкоматов в Кабардино-Балкарии. Там я прослужил до февраля 1946 года. Из армии был уволен как инвалид войны, в звании старшего лейтенанта.

Вернулся в родную Поповку. Вместе с земляками работал в колхозе, преобразованном потом в совхоз. Восстанавливали хозяйство, разоренное в период немецкой оккупации. Женился, пошла семейная жизнь, с ее радостями и заботами.

И теперь мы, ветераны войны, хотим, чтобы мир и согласие были на защищенной нами земле. А будет мир – наш народ преодолеет все невзгоды и трудности.

В Остапущенко, участник Великой Отечественной войны.

Слава труду № 68 27.06.1998

Яндекс.Метрика