Телефон

8 863 88 21-2-05

График работы:

Пн.-Пт. 8.00 - 17.12

Сб. 8.00 - 17.00

Адрес:

346200, Ростовская область,Кашарский район,
с. Кашары, ул. Ленина, 57

Уходили будущие воины, шли они навстречу неизвестной судьбе, а дома оставались заботы и тревоги, да теплился маленький огонек надежды: дадут отпор зарвавшемуся фашисту, и замирится все, придут живыми и невредимыми домой наши заступники. Но пути были неисповедимы, и никому не было ведомо, что война будет жестокой и будет длиться она 1418 дней и ночей, без малого четыре года.

Первыми уходили Николай Иосифович Лубянов, Федор Дмитриевич Чупрынин, Александр Петрович Яровой, Федор Степанович Полтораков, Иван Петрович Бобров и многие другие односельчане.

И так каждый день. Надрывались сердца матерей и жен, стекали непрошенные слезы из отцовских глаз – шли крестьяне на войну. Всех провожали митингами-напутствиями, с тем же знаменем и за ту же околицу. Подолгу махал им Иван Власьевич своей фуражкой, пока через полгода и сам не ушел воевать.

Ивана Власьевича провожали всем селом с такого же короткого митинга, и говорил он на нем самозабвенно, как будто не его, а кого-то другого сегодня провожают на ту войну, что все ближе подходила к родному порогу.

Шел он твердой походкой, и у места, где обычно останавливались для последних рукопожатий, он как-то неловко обнял свою Ефросинью Ивановну и на прощанье сказал:

- Ты, Фрося, обо мне шибко не тужи. Конечно, , иду на войну, в случае чего деток береги.

И словно почувствовал, что сказал неладно, добавил:

- Приду я, вот увидишь – приду.

От родного порога дошел до Праги и вернулся домой лейтенантом, при ордене и медалях за взятие чужестранных городов.

Теплым майским днем, через годы горя и страданий пришла наконец долгожданная победа. Только 71 свечниковцу, 38 рожанцам, 30 сазоновцам, 11 сизовойковцам, 3 вишневцам победа стоила их жизней.

Посчастливилось Ивану Власьевичу вернуться, и не первом послевоенном собрании спросил он колхозников:

- Ну что? Продолжим?

Присутствующие переглянулись: к чему бы это? Кто-то догадливый, захлопал в ладони. Его поддержали остальные.

- Продолжим, товарищи, прерванное войной наше собрание. За это время мы понесли тяжелую утрату, и я прошу почтить память тех. Кто не вернулся с войны, минутой молчания.

Зал затих в скорбной тишине.

- И еще у меня есть к вам предложение: какое бы мы ни проводили собрание и кого бы ни избирали в президиум – независимо от этого всегда на сцене должно быть место для наших уважаемых стариков.

Он пригласил взойти на сцену Тимофея Селивестровича Тимукина, Ивана Леонтьевича Свидунова, Ксенофонта Кирсановича Полторакова и директора школы Александру Мефодьевну Красовскую.

… Несколько лет до войны, да и после нее, уборщицей в сельском Совете работала Мария Григорьевна Полторакова. Однажды к концу дня она принесла ведро свежей воды, поставила его на приставленный в углу стол и устало, молча присела.

- Устали, Мария Григорьевна? – сочувственно обратился к ней секретарь Совета.

- Нет, не устала, спытать хотела у тебя. Грамотный ты человек, воевал, законы все знаешь. Скажи, что мне будет за вину мою перед Советом?

- Какой же грех вы совершили перед властью?

- Да тут речь вот о чем. Стол, за каким ты сидишь и пишешь свои бумаги, я в оккупацию взяла домой и спрятала. Думаю. Придут наши, а на чем справки писать будут? Притащила домой его, открыла вон тот ящик и ахнула: там знамя, с каким на войну всех провожали. Надо, думаю, подальше спрятать, а то придут немцы, начнут шастать везде, найдут и меня же повесят. Спрятала и не наглянула, а когда пришли наши, достала, развернула, и меня так жаром всю и осыпало: на нижнем крае дырка. Она и небольшая, а все же не сберегла, выходит. Кто же мне за такой недогляд спасибо скажет, знамя это совсем не шутка. Забоялась и не принесла, а теперь и мучаюсь совестью которое время.

Секретарь вышел из-за стола, присел с ней рядом и тепло сказал:

- Дорогая вы наша труженица! Да кроме большой благодарности вам от людей и власти ничего не будет. Где же оно теперь? Если живое, то принесите какое оно есть.

Такой оборот дела ободрил Марию Григорьевну, и она вскоре принесла знамя в Совет.

- Я его и почистила, и подштопала, и погладила, и тут же убоялась тогда вместе со столом принести. Которое-то время зазрила совесть меня, - приговаривала она, развертывая драгоценный сверток.

… В сороковую годовщину нашей Победы праздничной колонной теперь уже всем совхозом шли к памятнику танкистам 141 танкового полка, что погибли 25 декабря 1942 года за освобождение села Фомино-Свечникова. Вместе со всеми шли приехавшие почтить память своих отцов и дедов дети и внуки погибших – Тамара Владимировна Николаева с сыновьями Андреем и Владимиром, Людмила Владимировна Николаева с сыном Аркадием, Лидия Алексеевна Линькова (Оспенникова) с детьми Наташей и Сашей. А впереди колонны – наша святая реликвия, наше знамя плескалось в лучах яркого майского солнца. Напоминало оно тем, кто пережил войну и прерванное на целых четыре года колхозное собрание. И первый военный митинг в селе, и то, как провожали всех на войну, и все-все пережитое, горькое. И высоко поднял его над колонной и склонил потом над могилой павших ветеран войны орденоносец Иван Иванович Збраилов.

Прошедшие годы унесли на погосты тех матерей, что так долго и терпеливо ждали дорогих сыновей с войны, и некому больше оплакивать их могилы. Буйными травами покрылись святые холмики, заметает их тополиная метель Подонья и Приазовья, склонившись плачут над ними украинские вербы, с тихим шелестом, роняя росяные слезы, низко склоняют свои головы русские березы, в чужедальних краях шепчут над русскими могилами каштаны.

И надо нам в это суетное время не растерять память. Родина и память неразделимы. Родина без памяти просто земля, память без Родины бездомна. Только тот народ силен, который неустанно чтит и славит своих национальных героев.

Иван Бутов, учитель, ветеран Великой Отечественной войны

С Фомино-Свечниково.

Слава труду №72 23.06.1990.

Яндекс.Метрика