Мне, как и многим другим кашарцам, пришлось участвовать в гражданской войне, в боях с интервентами отстаивать завоевания Октябрьской революции. И всегда в революционные праздники вспоминаются наши боевые походы и различные эпизоды из фронтовой жизни.  А один из эпизодов становится с каждым годом все значимее и убедительнее.

Произошло это в 1919 году. Когда внутренняя контрреволюция и иностранная интервенция добились наибольшего успеха, и частям молодой Красной армии на многих участках приходилось отступать. Служил я в ту пору в караульном батальоне при Миллеровском военном округе со своими земляками Андреем Ефимовичем Дмитриченко и Матвеем Прохоровичем Дергачевым, проживающим сейчас в Фомино-Свечниковском сельсовете. Нашему батальону было приказано сдержать натиск белых, чтобы дать возможность организованно отойти основным силам до станции Чертково. А затем снять телефонные аппараты, провода и двигаться по железной дороге на север.

Мы так и сделали. Погрузили военное имущество в вагоны и направились в сторону Чертково. Но наш путь перерезал полк белокалмыков. Снова вступили в бой и одновременно исправляли железнодорожный путь. Вскочили в вагоны и с боем прорвались в Чертково. А оттуда стали отходить на Лиски и Воронеж. Это было очень тяжелое время. Патронов нет, хлеба не хватает. Питались сырой картошкой да диким полевым луком. Обмундирование  пообносилось. Кольцо интервенции сжималось все туже.

Генерал Деникин забрасывал нас листовками с воззванием к красноармейцам прекратить сопротивление. Ваши комиссары, писал Деникин, не смогут управлять государством, и вы просуществуете не больше двух месяцев.

И в этот момент к нам на станцию Рузаевка прибыл поезд из пяти украшенных  кумачом вагонов. Кто говорит – приехал Ленин, кто говорит – прибыл Троцкий. Наконец, выходит из вагона человек. Его сразу узнали.

- Это Калинин! Калинин – всероссийский староста! – раздавалось со всех сторон.

Собрался митинг. Люди стояли угрюмые, грязные, небритые. Надо сказать, что и Михаил Иванович Калинин выглядел небогато. На нем было поношенное осеннее пальто, брезентовые старые туфли, в одной руке кепка, а в  другой – листовка.

Республика Советов, начал речь Калинин, в железном кольце интервенции и контрреволюции. Мамонтов уже на пороге Орла. Но это кольцо через пять дней будет разорвано. У вас будет хлеб и будут патроны. А пока придется потерпеть.

Калинин поднимает руку с листком бумаги. А эту деникинскую листовку вы все, наверное, читали, говорит он. Это все брехня. Нам нужно поскорее очистить нашу страну от врагов внутренних и внешний, а управлять государством у нас люди найдутся. И существовать Советская власть будет не два месяца, а вечно.

.. Около полувека прошло уже со времени, когда были произнесены эти слова, но они не забываются. И никогда не забудутся, потому что с каждым годом из смысл приобретает все большее значение. С каждым годом наша Родина расцветает и крепнет, растет ее международный авторитет, коммунизм победно шествует по миру и существовать ему, действительно, вечно.

Н Бацунов, участник гражданской войны.

Х Ново-Донецкий

Кашарского сельсовета.

Слава труду № 132 7.11.1965 г

 
   

 

Яндекс.Метрика